На лыжах с гор
skinet
Member of skinet topsites
На лыжах с гор... Russian Alpine Ski Club
Версия для печати
[Предыдущая статья]
HELI-SKI: Как это было
[Вернуться к оглавлению] [Следующая статья]
Оглавление

Вальдез - Истина для Простых Смертных

Автор: Саймон Келтон. Перевод : AlexDem

Valdez

Экстраординарная революция пронеслась через горы в последние несколько лет и породила новый стиль динамического, агрессивного, экстремального катания, который был бы невероятен всего лишь десять лет назад. Журналы теперь полны фотографиями, заставляющими сердце холодеть при виде на них: Sebastien Michaud, делающий заднее сальто, прыгая с 80-футового утеса; Seth Morrison, режущий карвинговую дугу на почти вертикальном склоне; Kristen Ulmer, приостановившаяся на двух тонких, металлических гранях над огромной пропастью.

При изучении этих фотографий более тщательно, не будет странным обнаружить, что большая их часть сделана в одном месте. Это место находится в сердце революции и справедливо считается Меккой экстрима. Это - неизвестнвый и уже ставшие легендарными горы Чугач (Chugach) - часть горной цепи Вальдез (Valdez) в Штате Аляска.


Однако, может это прекрасно только лишь для звезд фильмов про экстрим да профессиональных лыжников с большим количеством тестостерона в крови, бросающим вызов смерти и этой местности? Или же это действительно возможно для простого смертного - того, кто катается на лыжах для только две или три недели в год, - заняться этим в области, где ежегодный снегопад глубже, чем ваши самые дикие мечты, и наклоны более крутые, чем ваш самый ужасный кошмар?

Ответ этому - категорически да. Я это знаю, потому что, несмотря на мою лысеющую голову, атрофированные мускулы, и старый порванный комбез, я катался на Чугаче в течение последних восьми лет ... и остался в живых.

Valdez2

Это было в 1992, год спустя после того, как Doug Coombs принял участие в первом Мировом чемпионате по экстриму, который, как я слышал, проходил в Вальдезе. Здесь, на окраине Америки, первые спуски были сделаны в конце 80-х бородатыми местными любителями пива, которых привозили сюда на вертолетах предприимчивые пилоты, работавшие для местных нефтяных компаний. Эти пилоты брали со своих безрассудных клиентов $ 10 за спуск. Самая большая в мире игровая площадка, засыпанная powder'ом и увенчанная остриями крутых пиков, стала доступна по цене ланча.

Прибытие в Анкоридж сразу задает тон Вашим приключениям на Аляске. Миля за милей замороженной береговой линии с массивными сине - зелеными ледниками, погружающимися в море, напоминает Вам, что этот виртуально необитаемый мир по площади больше любого другого Американского штата. Несмотря на неизбежное присутствие забегаловок fast food и мотелей, - легкий морской бриз и вид облаков, доверху загруженных снегом, предупреждают Вас, что в Вальдезе не будет ничего похожего на то, что вы испытали прежде.


Даже местные жители другие. В одном шикарном яппи-баре, мне дали телефонный номер симпатичной и скромной блондинки. На обороте было написано: "Я надеюсь, что ты трахаешься не так, как паркуешься! Ты же никогда не попадаешь!"

Возможно именно опасение публично опозориться на автостоянке или опасение перед предстоящими 365 милями заставляет большинство Британских лыжников вернуться в современный Stirling Moss's. Единственное шоссе, время от времени пересекаемое узкими канавками, заставляет автомобиль подпрыгивать. Миля за милей подъемов и спусков, не видя ни одного другого автомобиля. Результат? Дорога заняла у меня три часа и десять минут.

Хотя пригласившие меня Дуг и Эмилия Кумбс уверили меня, что я установил новый и небьющийся рекорд, я не поверил, указывая, что меня сдерживал ограничитель скорости на прокатной машине, который был установлен из в 105 милях в час, и 2 лося весом по полторы тысячи фунтов, которые заставили меня притормозить. Они смотрели на меня как на свихнувшегося на идее добиться успеха на Аляске.

Передозировка адреналина за рулем может оказаться полезной хотя бы потому, что дорога в Valdez не предлагает в пути никаких захватывающих ощущений. В то время как гостиница Westmark - может быть самое хорошее место, чтобы остановиться, это - тем не менее прежде всего деловой мотель, построенный для командировочных нефтяников и рыбаков, зашедших в этот малоизвестный порт. Ночь в городе, вероятнее всего, вы проведете, разделяя пинту с Капитаном танкера, чем с сельской девушкой, обозревая тревожную панораму факелов попутного газа Exxon Valdez.

При отказе от посещения грохочущих и залитых огнями баров, заставленных стаканами глинтвейна, Вы должны быть огорошены появлением одного из тех подозрительных субъектов, которых привлекает Чугач. Из одной комнаты, пахнущей как берлога медведя, может вылезти Джерри. Бородатый спасатель и гид из Jackson Hole, Джерри каждый февраль убивает лося, грузит его в машину и везет в Вальдез, где хранит его у наружного окна отеля, как основной продукт сезонной диеты.

Альтернативы не менее красочны. Вы можете увидеть группу золотозубых Нью-Йоркских дантистов, фанатичных heliskier'ов с годами международного опыта. Они экипированы hi-tech радиостанциями, GPS, шлемами и трансиверами, - оборудование, которое вы ожидали бы увидеть на Альпийской спасательной команде.

Потом Вы можете заметить темное облако дыма, дрейфующего около вашей комнаты и обнаружить что там кто-то, возможно, snowboarder, зажег что-то похожее на костер марихуаны высшего качества. Вы глядите через дверь.

"Старик, мне кажется, что этот план - полное дерьмо, "- хрипит калифорнийский сноубордер и поло-модель Тэд "Щепка" Stevenson между огромными затяжками из переносного бронзового кальяна.

"Не обламывайся, старик, это крутой план - галимый пластилин. Я всегда беру только ништяковую дурь. Меня вот уже вставило по полной программе,"- отвечает Птолеми, инвестиционный банкир из Нью-Йорка, благосостояние семьи которого конкурирует с Ротшильдами.

Немного посомневавшись в крепости своего рассудка, Вы осознаете,, что эти люди - не только ваши партнеры по катанию, но также и соперники, поскольку они будут с Вами конкурировать за право первому сесть в вертолет и оставить первые следы на нетронутом склоне. Аляска находится за границей привычной системы ценностей. Подобно Лондону, это - место, где белый порошок более ценен чем золото, и люди собираются бороться с Вами, чтобы получить это.

Если же этих первых впечатлений недостаточно для того, чтобы заставить Вас задаться вопросом, зачем вы ехали пол-мира, чтобы рисковать своей головой, Вы возможно тогда обратите внимание на серое небо и морось. Горы, видимые в ваше окно будут вымазаны коричневой грязью и облеплены гадкими пятнами облаков. Это - момент, когда возникает глупое желание остаться на весь день в кровати и не делать ничего из задуманного.

Через двадцать семь миль вверх по дороге находится Thompson Pass и бассейн реки Tsaina, который является центром четырех различных heli компаний, которые здесь работают. Независимо от того, какая погода в несчастном Valdez'e, Чугач может быть залит солнцем и сверкать белизной на фоне голубого неба. Единственный способ удостовериться в этом - сесть за руль и доехать.

Живущие в Сторожке Tsaina, называемой обитателями Сторожкой Insaner, Чемпионы мира по экстриму Дуг и Эмилия Кумбс владеют замечательной лыжной компанией, Valdez Heli Ski Guides (VHSG). С группой экспертов, таких как Dave Swanwick, Jim Conway, Rick Armstrong и Todd and Steve Jones, многие из которых распознаются как лыжные звезды кинофильмов, их компания обслуживает клиентуру, которая очень отличается от клиентуры вашего среднего курорта.

Powder

"На курорте,"- объясняет Эмилия, " эксперт - это тот, кто может кататься по всем черным трассам при любых снежных условиях. В Valdez'е это только делает их новичками. Мы берем экспертов и возвращаем их к реальности - делаем из них нормальных лыжников."

Кроме перенесенного удара от осознания, что вы - снова чайник, вы обнаруживаете, что главная база VHSG является немногим больше, чем грязная автостоянка с отдельными бревенчатыми постройками. После этого вашей следующей дилемма будет конечно погода. Штормы поражают Chugach с непредсказуемой частотой и свирепостью, насыпая несколько футов снега за пару часов. Хранение совокупности тел и душ компании из 30 длинноволосых людей вместе в маленькой бревенчатой постройке посереди "нигде", с одним бильярдом, и меню из булочек с лососем, может проверить даже наиболее терпеливого лыжника. Даже появление богинь снега подобных Kim Reichhelm, Kristen Ulmer, или Alison Gannett не сделает много для того, чтобы рассеять ваш мрак.


Doug Coombs

Мечта и предельная цель каждого VHSG клиента - ходить на лыжах с Дугом непосредственно. Этот долговязый человек катается на лыжах с легким изяществом и наивысшей уверенностью, несравнимой ни с кем в мире. Немного вещей в мире могут сравниться с видом Кумба, плавно спускающегося по 45-градусному склону на фоне великолепного Аляскинского заката, небрежно подымающего снопы снега по краю огромного утеса с каждым новым поворотом.


Перед тем, как насладить таким зрелищем, тем не менее, клиенты будут должны иметь дело с вертолетом. Гид по прозвищу Рыба провел со мной мой первый брифинг: " Не стойте рядом с лопастями, Саймон. Не хочется, чтобы они срубили вашу голову. И замена каждой лопасти обходится нам в $ 25,000. Осторожнее с дверью. Ее замена стоит $ 20,000. Никогда не ходите около хвостового винта. Будьте уверены - он легко разрежет Вас пополам."
Не удивительно, это - разрядка перед подъемом на борт, хотя это может быть часть их методики, т.к. в течение следующих пятнадцати минут у вас будет одна из ваших наиболее ужасающих поездок в жизни. Привязанный в ковше сиденья, расположенного в плексигласовом пузыре, Вы, словно загипнотизируемый смотрите вниз, поскольку ваш гид указывает на ряд крошечных и невозможно крутых пиков, на посадочные зоны размером несколько меньшим, чем ваш кухонный стол, отмеченные небольшими стержнями с красными кисточками .

Вы будете изумлены, когда выползете из вертолета на край пропасти в бурю 30 миль в час без серьезного ущерба для здоровья, но только до тех пор, пока не бросите взгляд на Ваш первый маршрут. Тут-то вы, наверное, и осознаете безумство задачи, которую вы сами перед собой поставили.
Diamond, например, - показательный пик этого региона. Это 3000-футовый кулуар с уклоном изменяющимся от 55 градусов на вершине до 45 градусов в остальых частях спуска. Внизу часто требуется прыгать для преодоления бергшрундов. При взгляде с вершины, ледник подозрительно обрывается, вызывая иллюзию, что вы стоите на краю 2000-футового утеса. За этим ледником находится участок, для описания которого Джерри применяет термин NFZ: "Такие участки мы называем No Falls Zone (Зона где нельзя падать)"

Начиная спуск по кулару Diamond, Вы будете поражены и невероятным качеством порошка и невероятной крутизной склона. Зная, что первые несколько поворотов являются физиологически и психологически наиболее важными, Вы должны успокоить ваше уходящее в пятки сердце, доверяя своей квалификации и опыту.

Несмотря на то, что большинство людей любят управлять скоростью в повороте энергичным сгибанием - разгибанием, когда Вы войдете в ритм, Вы найдете, что спускаться по крутизне физически очень легко и требует гораздо меньших усилий. Легкие касания лыж снега скорее напоминают полет. Ко времени, когда Вы достигаете вашего первого острова безопасности, далеко от любых потенциальных лавины, Вы готовы засчитать себе первое очко. Тут же Дуг объясняет, это может быть опасно.

Valdex

"Нигде больше в мире не делают снега, который лежит на уклоне 50 градусов, и имеет такую бархатную поверхность, что катание по нему является чистым удовольствием. Он может удовлетворить и того, кто кидается вниз подобно бомбе, и техничного лыжника, испытывающего недостаток приключений на спусках. Трудно устать, когда снег настолько легок, но опасность в том, что лыжник может стать излишне самоуверенным. Они думают, что катание стало чистым фаном, однако что-то случается - и они падают. "

Дэвид Туса, мой английский друг, сделал одну такую ошибку на пике названном 40 1/2. После его первых поворотов, он стал уверенным и расслабился, позволяя силе тяжести работать за него и сохраняя переднюю стойку. Пройдя половину пути, он притормозил возле меня и усмехнулся: "Я думаю, я приобрел навык этого. "

"Продолжай двигаться!", - кричкнул сверху Тео, наш гид. Центр желоба - не вполне подходящее место для отдыха.


Дэвид опирается на палку ниже него, подпрыгивает и начинает поворот. Его Snow Rangers попадают на участок льда, его лыжи моментально ускоряются, отбрасывая его назад. Дэвид неловко падает на спину. Изгибаясь, он выполняет изящный кувырок вперед, приземляется на обе лыжи, давая мне некоторую надежду, но на таком уклоне он отскакивает от склона, словно мячик.

После еще двух кувырков обе его лыжи ушли, как и его палки. 400-мя футами ниже виднелась неизбежная полоса утеса, к которой Дэвид теперь летел со скоростью приблизительно 30 миль в час. Внезапно его лыжные ботинки погрузились в порошок. Его падение стало замедляться и, наконец, он остановился. Он летел 300 футов в пространстве несколько очень долгих секунд. Потрясенный и сломавший ребро Дэвид, понятно, отказался больше от спусков на той неделе.

В то время как крутизна - возможно наиболее очевидная опасность, существуют еще и лавины, которые являются возможно наиболее значительным риском для лыжника в Valdez'е. Гиды, лавинщики и спасатели постоянно роют шурфы для оценки состояния разных слоев снега. После сильного снегопада каждый из них особенно осторожен, исследуя вначале склоны с небольшим (около 25 градусов) уклоном, постепенно поднимаясь к более крутым участкам.

В то время как лыжники могут минимизировать свой собственный риск, лавины не дают скидок даже для heli-героев. После наблюдения того, как наш гид Hans, экс-олимпийского чемпион по беговым лыжам, весело протанцевал вниз через центр великолепного поля снега, наша группа проследовала за ним. Инвестиционный банкир делал первые повороты. Он сделал только три, когда целая гора сломала все вокруг него. Доска снега размером, приблизительно, три фута в глубину и 700 футов в ширину, заглотила его целиком. После того как лавина прошла около 100 футов вниз по склону, банкир настолько удачно оказался наверху лавины, что сумел освободиться от лыж и палок и выбраться из лавины. Он катался еще на следующий день, разбил себе лицо об камень, собрал вещи и вернулся назад в Big Apple.

Я также посетил "белую комнату", подрезав доску, но был способен держать голову выше снега, делая отчаянные плавательные движения в течение сотни футов спуска. Два лыжника из San Diego не были так удачливый, когда они сделали то, что оказалось кардинальной ошибкой: подошли к краю карниза в ботинках. Не удивительно, что карниз обрушился под их весом. Они упали в крутой кулуар и скользили по нему 600 футов вниз. Один из них погиб, в то время, как другой чудесным образом остался жив.

Эмилия объясняет: " Несчастный случай на карнизе - пример группы уверенных лыжников, становящихся самодовольными. Они блуждали вокруг вершины, которую они не знали. Ваш гид - наиболее важный актив, который Вы имеете. Он или она обладает лишь одним недостатком - способностью слушать и отвечать на все ваши вопросы независимо от того, насколько тривиальными они могут казаться Вам."

В то время как некоторые из рисков, присущие heli-ski в Valdez'е могли бы оттолкнуть многих людей, я нашел штат Аляска способным наделить меня поистине волшебным опытом, который подтолкнул меня еще на шаг к пределам горнолыжного мастерства. Chugach - дикое место, крупное и величественное как Massif du Mont Blanc, но покрытый изумительным powder'ом, с горсткой удачливых лыжников, приехавших чтобы наслаждаться этим.

Я проверил себя на уклонах до отвратительных 60 градусов и остался жив, чтобы рассказать об этом. В последние восемь лет я совершил 140 спусков, прошел две трассы, по которым до этого не ходил ни один человек. Совершил полный спуск с Diamond с мировыми звездами, такими как Dave Swanwick, Jim Conway и Wildman Scott Kennett. Я ел колбасу из мяса северного оленя, я катался в полночь на сноуборде поперек Транс-Аляскинского трубопровода и потратил $ 25,000 для удовольствия. И я могу говорить с абсолютной уверенностью, что это стоило того. До последнего пенни.

© RASC.RU - информационно-аналитический сайт о горных лыжах, 1995-2016

Вход | Регистрация