На лыжах с гор
skinet
Member of skinet topsites
На лыжах с гор... Russian Alpine Ski Club
Версия для печати

Газета UP&DOWN № 55 (29.10.2004) / Архив

Не рано ли мне в горы?

Kateyka
Версия для печати

Предисловие.

Прошу не судить строго литературную ценность рассказа - это было написано очень быстро, в ответ на тридцатый вопрос типа "Я 3 года катаюсь на лыжах. Собралась в Кировск. Не рано ли?". Написано не как инструкция, а чтобы чуть-чуть приободрить сомневающихся. Все это - чистая правда.

Начинающим горнолыжникам посвящаецца...

Траекторию я начала спрямлять в 3 года. Меня в пальто, валенках, кроличьей шапке на беговых лыжах водрузили на какой-то бугор, и я поехала вниз. Ноги на ширине плеч, руки с палками вытянуты вперед. Ехала я, естественно, прямо. Внизу росла одинокая береза. Поскольку повлиять на траекторию своего движения я не могла, то мне оставалось только смотреть на приближающуюся березу. Руки и ноги с березой не встретились - они обошли ее с разных сторон, а мне следующие полчаса родители пытались остановить кровь из разбитого носа.

Горные лыжи мне покупать долго не хотели. Папа считал, что я сразу сломаю себе шею, в лучшем случае, руки-ноги. Да и дорого это было. Но, потратив определенное количество времени, мне все же удалось убедить родителей в том, что шансов избежать покупки мне лыж у них нет, тем более я все равно каталась там же, где они на горных, только на беговых. И в один прекрасный вечер папа пришел домой с моими первыми лыжами - Младость Комфорт. Мне они казались верхом совершенства. Правда, меня слегка разочаровал тот факт, что внутри у них дерево, это обнаружилось при установке Невы-2. Наличие внутри дерева, что роднило их с беговыми лыжами, казалось мне кощунственным. Катались мы в Токсово. Папа поднимался на подъемнике, т.к. был в горнолыжной секции ФТИ, а я, мама и моя старшая сестра ходили пешком. Правда, во время тренировок спортшколы, я делала вид, что тоже там занимаюсь, и лезла вместе со спортивными детишками на подъемник. Детишкам этим я завидовала - их лыжи с креплениями-автоматами были красивей, чем у меня. Но, в отличие от этих детишек, вопросы техники меня абсолютно не интересовали. Я просто каталась. Родители меня тоже не учили, уж не знаю почему, наверное, я не выглядела на горе человеком, которому нужна помощь.

А потом мы с родителями поехали в Кировск, где, в основном, стояли в длиннющих очередях. На кресло народу было меньше, но это было дорого. Мама каталась с моей сестрой, а меня брал с собой папа, потому что, в отличии от них, я не боялась, хотя и не умела нифига. Тогда на меня произвел впечатление спуск с Букашки, ветрюган на выходе с кресла и бугры на выкате. А еще ананасы в магазинах, и красивая школьная форма (в Питере такого выбора не было).

После 2 или 3 поездок в Кировск, все закончилось. Родители катадзе перестали, ну и я вместе с ними, потому как была еще слишком маленькая, что бы ездить самостоятельно.

А лет 5 назад я подумала: а что я, собственно, на лыжах не катаюсь? Я нашла на работе еще одну единомышленницу. Она вообще никогда не каталась, но хотела научицца.

И мы начали все по порядку.

Покупка снаряжения.

Мои познания в области горных лыж было равны практически нулю. Никто из моих знакомых не катался. Интернета у меня не было. Я купила газету Реклама-Шанс, и стала звонить по объявлениям. Что нужно спрашивать я не знала, и поэтому ограничивалась 4 вопросами: рост, цвет, цена, состояние. Разговаривать было не просто, потому что все термины, употребляемые собеседником, ставили меня в тупик. В итоге я нашла дешевые лыжи нужной ростовки, и главное - я знала такое название - Атомик (у мамы были палки Атомик). Как сейчас помню: искала где-то на Охте в темноте квартиру владельца моей мечты. Дома оказалась только дочка хозяина, девочка лет 10, которая мне и выдала из кладовки пыльные лыжи. Я с деловым видом их осмотрела, что-то мне в креплениях не понравилось (как потом выяснилось, я просто не знала, что так и должно быть), и потребовала скинуть цену, что, мол, крепы какие-то хреновые. Девочка куда-то позвонила и сказала: «Ладно». И поехала я домой счастливой обладательницей классического Атомик Эксперт с Маркером (отнюдь не автоматом). Откуда мне было знать, что народ уже на карвах катаецца? И что мои крепления - полный отстой.

img 1

Ботинок у меня еще не было. Я их тоже по объявлению купила. Встреча с продавцом была назначена в переходе станции метро «Пл. Александра Невского». Народ с некоторым удивлением оборачивался на меня, расхаживающей по станции в горнолыжных ботах и дубленке до пола. Ботинки были новые, хотя и 3 летней давности. Юниорские. В связи с чем, верхние клипсы застегивались с трудом. Палки я взяли старые, тот самый мамин Атомик, и очки, тоже старые откопала. Притащив домой ботинки, я поняла, что в крепы они не лезут. В 12 ночи с кухни моей квартиры раздавались жуткие завывание электродрели - я, положив лыжи на 2 табуретки, переставляла крепления. Как снимать голову крепления я не знала, поэтому решила переставить пятку. Расстояние, на которое ее нужно было сдвинуть, я определяла путем установки бота на лыжи и определения нужной точки. И я всю дорогу боялась просверлить лыжу насквозь. Сначала сверло шло в лыжу неохотно, а потом, пройдя какой-то плотный слой, резко, как в масло, уходило вниз. Насквозь я их, что очень удивительно, не просверлила. Но одну пятку установила откровенно дальше, чем надо, что исправила, сдвинув на минимум пружину. На кухню заглянул папа, который не мог уснуть под тот грохот, который сопровождал процесс установки креплений. Я сказала, гордо показывая результат: «Смотри, какая красота!». Папа согласился и сказал: «Красивые теперь лыжи делать стали, не то, что раньше!» Папины сведения о лыжах были тоже сильно устаревшими.

Потом я, как более опытная, взяла свою подругу, и мы поехали в найденный на Бухарестской сэконд-хэнд покупать снарягу ей. Сэконд находился в здании какого-то института. Мы долго блуждали по темным гулким безлюдным коридорам, пока не нашли комнату, набитую всякой горнолыжной, как я сейчас понимаю, рухлядью. Ей мы лыжи купили еще красивей: на них было написано Feeling и в качестве фирмы-производителя значилось IBM. Крепления там были автоматы. Ботинки мы купили полный отстой - двухклипсовые, больше похожие на прогулочные. Но я не смогла убедить подругу, что ботинки - это не тапочки, и нога болтацца не должна.

Ски-тест.

Опробовать новую снярягу мы поехали на электричке в Токсово, это было единственное место, которое я знала. Наверху горы мы всё это на себя надели. И озадачено посмотрели вниз. Я поняла, что ничего не помню. Моя подруга, Ольга, посмотрела на меня и спросила: «Ну, и чего делать надо?» Я ответила: «Ну, судя по всему, ехать вниз. Как - не помню. Сейчас попробую, потом тебе расскажу, что делать» Много бы я сейчас отдала, что бы посмотреть съемку этого спуска. Но память штука такая, и я довольно быстро поехала, правда искривление траектории мне отдавалось неохотно. С Ольгой было сложно. Ей явно мешала повышенная «ловкость», плюс из меня инструктор был никакой. Правда, мне удалось-таки обучить ее поднимацца на бугеле. О чем я позже пожалела, т.к. она свалилась с него на середине крутяка. Ехать вниз она боялась, поэтому она по глубокому снегу, сняв лыжи, лезла наверх. Я поняла, что ее надо спасать, но мой бугель на тот подъемник не лез, и, поднявшись на другом, мне предстояло тоже лезть вверх. Вершины мы достигли не скоро и одновременно. Упали рядом и долго валялись, восстанавливая дыхание. Потом Ольга произнесла: «А в следующие выходные я повезу тебя на лошадях скакать. Надеюсь, тебе там будет так же плохо...»

Первая поездка в горы.

Съездив 2 раза в Токсово. Я сказала: «Здесь делать нечего - надо в горы ехать!». На кассе, где продавали билеты на подъемник, висела объява, что, мол, приглашаем на Эльбрус. Мы решили - годицца. И купили 3 путевки на базу Минобороны в Терсколе. Три - потому что с нами захотела ехать еще одна моя подруга, которая говорила, что иногда на лыжах катаецца. Если б я тогда знала, как она «катаецца», или, скорее, как она не катаецца. Снаряги у нее не было. Я взяла мамин Полспорт, переставила тем же способом Маркер с папиных лыж. Палки мы ей купила в комке на Апражке, чехол сшили из куска тряпки. Штаны были куплены на какой-то раскладушке. К этим штанам у нее была плюшевая куртка, не то, что не лыжная, а даже не спортивная. У меня был шикарный норвежский пуховик и мамин старый полукомбез, который был куплен лет 25 назад уже не новый. У Ольги куртка была типа лыжная, даже с фартуком. Но в горах выяснилось, что она - полное г...., т.к. моментально промокала и вообще не сохла. И вот три такие красивые мы сели в поезд до Минвод. Папа, услышав, что я еду на Кавказ загрустил. Там тогда было не сильно спокойно, а мои спутницы, тоже не выглядели надежной компанией. Папа грустно срезюмировал: «Что бы я ни сказал, ты же все равно поедешь...». Он еще что-то говорил, что Чегет, мол, - это Чегет. Но меня это не сильно зацепило, я же была в Кировске! Я вообще тогда считала, что горы от Токсово отличаюцца только длиной склонов. В поезде выяснилось, что у нас у всех температура. Водки у нас не было, но был градусник. Все дорогу мы по очереди мерили температуру и хохотали как ненормальные. База Минобороны оказалась вполне, правда таких скрипучих кроватей я больше нигде не встречала, и в ботинках приходилось ходить на 7 этаж.

Нашу двухнедельную катуху описывать не буду. Расскажу только про первый день.

img 2

Утром, в полной боевой готовности, мы пришли к автобусам. На одном написано "Эльбрус", на другом "Чегет". Я спросила дифчонок: "Куда?". Они не знали, а у меня всплыли папины слова про Чегет, и я сказала, что, для начала, давайте, мол, на Эльбрус. Увидев гору, дифчонки слегка притихли, но я уверенно сказала: "Фигня все это, вон, смотрите, народ катаецца же!" Полумеры - не мой стиль, я их заволокла сразу на 2 очереди. Слава Богу, дальше было закрыто. Вышли с подъемника, пристегнули лыжи. Я посмотрела вниз, и мне стало нехорошо. Спуск со второй очереди начинался довольно крутыми буграми с мой рост. Я такого не ожидала. Дифчонки стихли окончательно и уставились на меня. Мне стало ясно, что права бояцца у меня нет, это их привилегия. Вопрос "Кто поедет первым?" был лишним. Я бодро сказала: "Делай как я!" и заставила себя поехать вниз. Наверное, с перепугу, я весьма бодро преодолела это участок и стала ждать дифцонок. Смотреть на их кувыркание было еще страшней, чем ехать самой. Наконец они до меня доползли, и мы подвели промежуточные итоги. У Ольги неотрегулировано усилие на пятке, и лыжа постоянно слетает, плюс купленные беговые палки (для экономии) проваливаюцца в снег по рукоятку, т.к. кольца она с них сняла, что бы они были похожи на горнолыжные. У Женьки жмут ботинки. Мне проще всего: лишь жутко жарко в моем пуховике, и безбожно запотевают реликтовые очки. В тот день у меня обгорело лицо. Большую часть времени я стояла и смотрела, как ко мне кувыркаюцца мои дифчонки, и прикидывала свои шансы привезти их через 2 недели в Питер целыми и невредимыми. Я пыталась им помогать, я даже пыталась обучить их хотя бы боковому соскальзыванию. У Ольги не получалось даже это. Когда мы добрались до первой очереди, я твердо сказала: "Марш на подъемник! Дальше я вас с собой не возьму!". Они меня послали. И часа через 2 мы таки добрались до низа. Больше в этот день мы наверх не полезли. А вечером мы просто умирали от хохота, вспоминая свой спуск. Смеяцца было больно - болели все мышцы, имеющиеся в организме, а у меня еще и шея, после спасательной операции, когда я гналась за Ольгой, неуправляемо едущей куда-то в сторону камней. Я мчалась сзади, пытаясь схватить ее за развевающийся капюшон. В итоге, я ее поймала, меня развернуло, и я башкой приложилась об склон.

Трудности на этом не закончились, и одна и вторая потом рассказывали мне, как плакали на Чегете, понимая, что не могут съехать вниз. Мне тоже не один раз было страшно. Но до сих пор мы все считаем, что это была лучшая поездка в горы.

То, что канты нужно точить, а скользяк плавить, что лыжи отличаюцца не только по цвету, чем задняя стойка отлицаецца от передней, и как таки искривлять траекторию, я узнала много позже. И это уже не очень интересно.

Мораль сей басни такова: даже если нарушить все мыслимые правила можно придти к поставленной цели. Главное верить в себя и не сомвацца, что ты все делаешь правильно.

Версия для печати

© RASC.RU - информационно-аналитический сайт о горных лыжах, 1995-2016

Вход | Регистрация