На лыжах с гор
skinet
Member of skinet topsites
На лыжах с гор... Russian Alpine Ski Club
Версия для печати

Газета UP & DOWN - Выпуск 29 (12 ноября 2002)

Архив газеты


Восхождение на Великую Гору

Александр Лутовинов

Маттерхорн... При звуках этого слова или при виде его ни с чем не сравнимого профиля на фотографиях сердце любого альпиниста начинает учащенно биться, а глаза сами начинают судорожно рассматривать и оценивать маршруты возможного подъема. Про историю его покорения написаны десятки книг, сняты фильмы, и если историю альпинизма принято отсчитывать от покорения Монблана, то эра технического альпинизма началась именно с восхождения на Маттерхорн. Для меня Маттерхорн всегда был просто красивой Горой, безумно красивой и такой же недостижимой. Так было и в девяностом году, когда я только начинал заниматься альпинизмом, так было и потом. И вот уже моя старшая дочь, прожившая всю свою жизнь "под Маттерхорном" (в ее комнате во всю стену висят фотообои с изображением Горы), научилась произносить ее название, а Гора все также притягивала и все также была далека.

Все изменилось года полтора назад. Я по работе стал бывать в Швейцарии, там выяснил что никаких особых пермитов и больших денег (как в Гималаях) для восхождения не надо. Перелопатив кучу литературы и сайтов, а также пообщавшись с очень знающим человеком Игорем Ивашурой из города Мюнхена, я понял что можно попытаться совершить восхождение, но нужен надежный и опытный напарник. Как только я не уламывал своего хорошего товарища и постоянного спутника в последних поездках Макса Алимпиева из Сочи согласиться на эту авантюру. Против нас было и лето - самый разгар сезона и работы на курорте, и только что родившаяся у Макса дочка, и ожидающееся пополнение в моем семействе, и отсутствие за последние годы регулярных технических восхождений (Эльбрус не в счет, там только здоровье надо, да везение). Однако после долгих дебатов мы все-таки пришли к компромиссу с нашими семьями - мы едем в Швейцарию, но на маршруте ведем себя крайне аккуратно, и главным является не скорость, а надежность.

И вот в конце августа 2001 года мы оказались в Церматте. Возхождение планировалось по классическому пути по Хернли-гребню, однако оно не удалось - мы сбились с пути, ушли сильно в сторону восточной стены и залезли в какую-то Ж..у (именно так с большой буквы - узкий кулуар, сверху льет вода, под ногами лед). Пока оттуда выбирались, время было упущено и пришлось спускаться. На следующий день повалил конкретный снег и пришлось дергать вниз. После этого казалось, что Гора так и останется недостижимой мечтой. Но жизнь повернулась так, что дала нам еще одну попытку и летом 2002 года мы снова отправились в Церматт.

Все шло наперекосяк, начиная с получения визы для Макса, моей тренировочной поездки на Кавказ во время потопов (хотя как сказать, все кончилось благополучно). Прилетели в Женеву - нужных баллонов с газом нет, на поезд опоздали, поехали на следующем, из-за тормоза-кондуктора вышли не на той остановке, пока добирались до нужной наш подкидыш до Церматта ушел, опять ждали, приехали в Церматт на 2 часа позже чем предполагали, магазины закрыты, поесть негде купить. Макс в расстройстве говорит счет 3:0 не в нашу пользу, сейчас еще мест не будет в гостинице. Канатки уже не работают чтобы подняться повыше и палатку поставить. И тут на сцене появляется наш старый знакомый дедушка (хозяин гостиницы, в которой мы останавливались и в прошлый раз) и говорит - места есть, правда в пентхаузе, но за те же деньги, что и обычная двушка. И дальше все пошло как по маслу. Всю ночь любовались с крыши отеля на огни Церматта и на мощный, темный силует Горы на фоне неба. На следующий день купили нужные баллоны, бросили лишние вещи в камере хранения на вокзале (но рюкзаки все-равно были дико тяжелые и большие, хрен его знает что там было) и поехали на канатке на Кляйн Маттерхорн (3800). Там оставили рюкзаки и поперлись на Брайтхорн (4164) для акклиматизации.

Брайтхорн - самый доступный четырехтысячник в Альпах, в хорошую погоду туда ломятся сотни "восходителей". Довольно бодро, за час двадцать, забежали на него. Народ идет весь в кошках, с веревками, а мы налегке - я с палочками, Макс с видеокамерой. Посидели наверху почти час (Макс говорит акклиматизация), пофотографировались, посмотрели на наш маршрут на Маттерхорне - отсюда вроде не так страшно, вопрос только по вершинной башне, как-то круто там и недружелюбно... Сбежали вниз к кафешке, посидели, попили чаю, поехали вниз, по плану должна быть ночевка в районе Шварцзее (2600). Приехали, бросили рюкзаки, пошли искать стоянку, нашли неплохое место метров на 70 выше по дороге к Хернли-хижине. Пока ходили за рюкзаками и поднимались чуть не помер, еле рюкзак доволок, - все-таки неумеренное потребление пива и прочих любимых напитков в течении года и перемещение почти исключительно на автомобиле дают о себе знать. Место выбрали классное, на травке под Маттерхорном, с видом на озеро и на горы. Поставили лагерь, поели, тут полезли облака, у Макса уныние на полную катушку, ходит стонет - цирусы, нибусы, еще какие-то матные слова, начало циклона, - весь вечер ныл. Смотрим, в темноте на Горе видны фонарики, люди спускаются, причем довольно высоко, а потом увидели фонари даже выше аварийной хижины (4000м) - совсем беда у ребят. Тут мы с Максом и призадумались.

Утром встали, погода хорошая, спрятали часть продуктов и мусор под камнем (заберем на обратном пути), пошли наверх. Шлось довольно неплохо, дошли до Хернли-хижины за час пятьдесят, высота 3260. Поставили палатку, поели, легли отдыхать. Солнце светит, жарко внутри, вообщем покемарили 2-3 часика, надо на Гору идти - хоть первые метров 100-200 маршрута пройти, запомнить, чтобы утром не заплутать как в прошлом году, но такая неохота. Ну ладно, поперлись, одели снарягу, каски, полезли,- идем, запоминаем. Поднялись метров на сто, до камина после первого кулуара, смотрим народ над нами спускается, ну думаем сейчас камнями будут кидаться, пора сваливать. Спустились, раздеваемся под маршрутом, подходит мужик, знакомимся - он из Греции, тоже завтра собирается идти наверх, тоже здесь второй раз, удивился узнав что мы из России, похвалил нашу школу альпинизма. Поужинали, в темноте опять фонарики на горе видны - народ спуститься не успел. Легли спать. Макс, гад, спит, храпит, а я не могу, все ворочаюсь, но тоже кое-как забылся на пару часиков.

Подъем в 3:45, Макс кипятит воду, едим кашу, пьем чай, в 4:30 выходим. У хижины встречаемся с группой из 4 человек, судя по всему клиенты с гидами, идем за ними. Пока под маршрутом одеваемся в системы, каски и прочее они успевают уйти. Начинаем идти, в темноте сбиваемся с пути, пытаемся судорожно найти правильный путь. Сыпуха, крутая, идти вообщем-то понятно куда, - рыжий жандарм виден на фоне неба, но без тропы плохо, да и улететь можно - внизу пара-тройка сотен метров до ледника. Макс начинает орать что не хрена было одевать системы, а надо было бежать за гидами. Через 15 минут нервных дерганий - находим что-то наподобии тропы и выходим под рыжие скалы - отсюда до камина путь понятен. Лезем дальше, где-то на втором жандарме Макса несет куда-то прямо на стену, после перепалки я отказываюсь лезть за ним, поворачиваю назад вверх на гребень и нахожу правильный путь. Идем дальше, вдруг за каким-то уступом находим сидяший под накидкой народ, в свете фонариков их лица не выражают большого энтузиазма - ребята схватили на спуске холодную ночевку. Спрашиваем все ли в порядке, в ответ ОК. Продолжаем подниматься, местами понятно куда идти, местами становимся в тупик - долго ищем правильный путь и это отнимает много сил и времени.

Гора, несмотря на свою внешнюю монументальность, довольно сильно разрушена, очень много живых камней, а то и офигительных чемоданов. Страховаться местами непонятно как, идем на "сванской страховке" ("Иди Вано, я тебя вижу"). Однако частенько попадаются крючья с петлями (за некоторые правда даже рукой страшно взяться, не то что страховку повесить, такое все ржавое и гнилое). В ключевых местах забиты шлямбура и такие офигительные (толстые, карабин не налазит) железные штыри с кольцами. Проходим пару неприятных мест, скалы заглаженные, да еще и снег лежит местами со льдом, и верхние кидаются камнями. Удивительно, но на маршруте не так много народа, как мы думали (человек 15 наверное всего было) и мы, как самые знатные сони, последние (правда, в темноте видели еще фонари позади, но что-то никого не видно на маршруте). Встречаем пару спускающихся групп - тоже ночевали на маршруте на спуске. Перед самой аварийной хижиной догоняем двойку славян (их палатка рядом с нашей стояла, слышали разговор), лезущих довольно странно, - то с веревкой работают, то по одному карячутся.

На хижине ("Solvay-hutte") небольшой отдых. Очень добротное деревянное сооружение на бетонном основании (интересно, как они ее строили?), внутри две комнаты с нарами (8 человек помещается), стол, лавки, туалет(!) с дыркой прямо на северную стену. Правда это бетонное основание всего лишь на метр больше хижины, никаких перил, а дальше вниз а-а-а.... почти километр по восточной стене:) Выходишь из дверей и так, вообщем-то, бодрит, но через некоторое время привыкаешь и уже довольно бодро шастаешь вокруг. И тут наступает момент, когда Макс предлагает перекусить и выясняется что я спросонья забыл внизу весь(!) перекус и аптечку. В наличие есть 15 изюминок, чудом завалявшихся у Макса, и 30 таблеток витамина C с глюкозой у меня. Мат-перемат, Макс жутко расстроен, говорит, что без еды ходить не может. Я, чуствуя вину, предлагаю прыгнуть вниз :) Через полчаса успокаиваемся и понимаем, что надо все-таки идти наверх. Оставляем видеокамеру, такую тяжесть без еды таскать неохота, также оставляем теплые веши, куртки (погода вроде хорошая) и выходим наверх.

Славяне уже пролезли первую веревку, мы их обгоняем, проходим еще пару веревок и понимаем что лезем не совсем туда куда нужно. С диким геморроем Макс вылезает на гребень, и вытаскивает туда меня - уффф, мы снова на правильном пути. Славяне, видя снизу наше карячение, пытаются пойти другим путем. Двигаем по гребню, вершина кажется так рядом, но мы даже еще не на плече (а от него еще метров 250-300 по вертикали). Все идет медленно, только время неумолимо, вот уже и 12 часов. Снега становится больше, он жестче, но идем пока без кошек. По снежному склону (круто, блин, скользко, но хорошо, что эти офигительные железяки с кольцами забиты, есть за что страховать) выходим на плечо под вершинную башню. Навстречу спускаются несколько человек уже с вершины, здороваемся. Хорошо, что они уже спустились, а то пришлось бы уворачиваться от камней, которыми они кидались. Оборачиваемся, где-то далеко внизу (метров 100 по вертикали) видны славяне, что-то они как-то не очень бодро идут, видимо все - отказываются ребята от борьбы.

Вершинная башня довольно сложна, даже на классическом маршруте, ее нижняя половина местами практически вертикальна. НО! висят канаты! Толстенные, как в спортзале, карабин хрен вщелкнешь, делаем из самостраховок скользящие (если и навернешься то долетишь только до нижней станции). Лезть с использованием канатов занятие очень утомительное, еще все время приходится перещелкиваться на другой канат, поэтому стараемся лезть по скалам, используя канаты для страховки. Но все равно чуствую, что все, руки отказываются держать, "силов" моих больше нет, и тут мы вылезаем на предвершинный склон. С трудом отдышался. Я уже давно чуствую что иду на пределе сил, но тут даже Макс говорит что тоже устал. Однако нас подстерегает новая напасть - все покрыто льдом. Макс пытается пройти без кошек, но метров через 10 садится на камень и мы начинаем карячиться на крутом склоне, одевая кошки; такое ощущение что на это уходят последние силы. Однако мысли повернуть назад нет, единственное что долбит в голове и ужасает - это то, что нам надо еще и спускаться по этому же маршруту. Интересно, а сколько стоит вызвать вертолет с вершины, чтобы он нас до низу спустил? Но мобильника все равно нет, да и телефон спасателей я не помню, так что это так, мечты.

Лезем дальше на передних зубьях прямо в лоб, кое-где видны страховочные кольца. Дыхание ни к черту, все хрипит, во рту язык как наждак, куски льда, которые я в рот постоянно запихиваю, облегчают состояние не надолго. После каждой веревки приходится отдыхать. Макс говорит, что если вот это еще не вершина (виден какой-то гребешок), то... дальше следует набор неких идиоматических выражений. Вдруг на этом гребне видим людей в связке. Все-таки это должна быть вершина. Ползем все выше и выше, навстречу спукаются трое, один уже почти возле нас, второй где-то в середине копошится, третий страхует сверху, его силует отчетливо виден на фоне неба. Нижние все ближе, оказываюся немцы, короткое приветствие, а верхний все также стоит, черный какой-то весь. Тут мы видим, что веревка у ребят вся здесь и третий никак к ней не привязан. Макс пялится вверх и вдруг орет: "Черный альпинист!". В штаны мы конечно не наделали (наверное потому что нечем было :), но холодок неприятный пробежал. Приближаемся к истукану, Макс настолько обнаглел, что страхует меня через него, и выясняем, что это статуя по-моему Святого Патрика, довольно большая (метра полтора) которая привинчена к нехилому постаменту 8-ю болтами и стоит практически на вершинном гребне.

Проходим еще метров 20 и все - вот она вершина, узенький, в одну ступню, фирновый гребешок, с одной стороны которого снежно-ледовый склон, по которому мы лезли, а с другой в облаках вниз уходит южная стена. Было бы очень обидно сверзиться прямо с вершины, поэтому плюхаюсь на задницу, предварительно забив насколько смог айсбаль, и отказываюсь двигаться куда бы то ни было. "Все, дошли." Никакого восторга, никакой эйфории, никаких особенных чуств, просто тупая мысль - "все, дошли". Обнимаемся с Максом, делаем несколько фоток. Метрах в 70 по гребешку видна итальянская вершина Маттерхорна, высотой отличается от швейцарской на полметра не помню в какую сторону, на ней стоит здоровый крест. Макс предлагает туда сходить, я энергично отказываюсь, мотивируя это тем, что у меня хоть и есть шенгенская виза, но туда не пойду, а у Макса такой визу нет, и нехорошо нарушать закон, да и вниз пора дергать. Макс соглашается быть законопослушным, допиваем остатки чая, заглатываем несколько аскорбинок и начинаем спуск.

Довольно быстро догоняем немцев, у ребят двойная веревка, дюльферяют по всем правилам, но как-то медленно все у них происходит. Мы со своим огрызком в 20 метров (экономили, блин, все поменьше нести хотели) карячимся еле-еле но все равно уходим от них, да еще мысль подстегивает - сейчас на отвесе будут камнями швыряться (что не замедлило себя ждать), так что быстрее-быстрее. Во время спуска чуть не подворачиваю ногу в кошке - "БЛ....!!!", но все обошлось. Уфф, вот мы и на плече, снимаем кошки, идется проще и быстрее, по-возможности стараемся идти одновременно. Снежный склон, гребень, жандарм, опять гребень. Так, вроде здесь мы не шли, но следы чьи-то есть, да и шлямбура набиты. Деиствительно, выходим к аварийной хижине другим путем, спускаясь чуть ли не на крышу.

Время около семи вечера, все, дальше сегодня спускаться не будем, ночуем здесь. Сильно болят давно не тренированные подушечки пальцев, местами стертые до крови, а завтра ведь снова спускаться. Макс насмехается "Ну ты и за жизнь боролся". На хижине много народу, но для нас находится два места на верхних нарах. Встречаем нашего давешнего знакомого грека, они оказывается сегодня вечером поднялись на хижину чтобы с утра пойти на гору. Заплетающимся языком, сильно извиняясь, просим у него хоть несколько граммов воды (на хижине ее нет), поглощаем драгоценную влагу и жизнь начинает налаживаться. Макс где-то находит пустую бутылку и подставлляет под капающую с крыши воду. Вещи наши все целы и камера в том числе. Любуемся вечерней панорамой, перед нами во всей красе лежат знаменитые альпийские четырехтысячники - Монте Роза, Дом, Тэшхорн, Альпхубель, Вайссхорн, Брайтхорн, Лискам и т.д. Снимаемся, съедаем по 7 изюминок и по половинке кем-то забытой карамельки, снимаем мокрые ботинки, носки и залезаем под одеяло. Кайф. Часа через полтора приходят немцы. Засыпаем.

Утром шум, гам, уже светло, народ прется снизу. Наши греки спускаются, на удивленный вопрос, неужто уже с вершины, парень грустно качает головой, говорит про проблемы у кого-то в группе со здоровьем. Сочуствуем, обидно второй раз приезжать, подняться часть маршрута и начинать вынужденный спуск. Никуда особо не торопимся, любуемся горами, ждем пока пройдут поднимающиеся и тоже начинаем спуск. Догоняем греков, выясняем все ли у них в порядке, отвечают ОК, желаем удачи друг другу и продолжаем спуск. Здесь происходит забавный эпизод. Гид с японским клиентом, дойдя до хижины, по какой-то причине повернули обратно. И вот этот японец подходит к железному штырю, на котором накинута наша веревка. Мы, чтобы ее не продергивать, начинаем снизу орать этому чуду чтобы он веревку нам просто скинул со штыря. Как мы только не обрашались к нему - и мистер, и мессье. и херр, я даже пытался кричать сан и сенсей - бесполезно. Макс, отчаявшишь, но таящий надежду привлечь внимание луноликого жителя страны воcходящего солнца, принялся звать "Сэр, сэр" - ноль эмоций. Тогда греки, которые со ржачем наблюдали за нашей "дискуссией", совершили попытку достучаться до сердца или чего-то там этого чуда, дружно заорав "ЛОРД, ЛОРД"... и тоже потерпели фиаско. Собрались уже отстегиваться для продергивания, когда подошел гид, в секунду все понял и скинул веревку. Пока мы отходили от коликов в животе, японец начал спускаться спортивным спуском, сделал промежуточную страховку в тот же крюк, где был я, и ломанулся дальше вниз несколько под углом, так что своей веревкой чуть было не сбросив меня с уступа. Остановил его только мой дикий вопль, после чего я в "понятных выражениях" обьяснил ему что думаю о его умственных способностях, половой ориентации и т.д. Подошедший гид извинился за своего клиента, и на вопрос "что, японский клиент" сказал, "да, и очень тяжелый случай". Дальше вообщем все шло без особых приключений, разок правда в какую-то ж..у залезли, сверху человек 8 народа, камни летят, но, вообщем, все обошлось.

А потом мы пили жутко дорогой сок и чай в Хернли-хижине, восстанавливая потерю жидкости, познакомились с довольно симпатичной пани и убедили ее что для лучшей акклиматизации надо немедленно выпить несколько капель живительной влаги в виде бальзама "Демидовского". Были спасработы: один человек сорвался, судя по всему, прямо из под вершинной башни, а нашли то что от него осталось уже внизу :((, а еще вертолет снял с маршрута 5 человек - т.е. просто подлетел к горе, к висящему из брюха тросу прицепились люди, он с ними поднялся и красиво паря над ущельем плавно принес живых счастливчиков к хижине (вот класс, я такое в первый раз видел; у нас нужно пострадавшего нести до того места, где Ми-8 сесть может, а это что-то типа футбольного поля должно быть). Потом резко собрались и бежали бегом вниз, пытаясь успеть на последний подъемник в Церматт, у дедушки (о, чудо) опять нашелся двухместный номер, потом к нам приставали какие-то девушки на улице, а потом мы сидели с Максом в ресторане "Whimperstube" что в гостинице "Монте Роза", из которой 14 июля 1865 года вышел Эдвард Вимпер, - человек, впервые поднявшийся на Маттерхорн, пили пиво, ели какое-то невообразимое количество еды, все еще до конца не осознавая, что Великая Гора милостливо допустила нас к себе и что заветная мечта, казавшаяся именно мечтой в силу своей недостижимости, осуществилась.

matterhorn
matterhorn
matterhorn
matterhorn
matterhorn
matterhorn
matterhorn
matterhorn
matterhorn
matterhorn

© RASC.RU - информационно-аналитический сайт о горных лыжах, 1995-2016

Вход | Регистрация