На лыжах с гор
skinet
Member of skinet topsites
На лыжах с гор... Russian Alpine Ski Club
Версия для печати

Газета UP&DOWN № 75 (17.04.2006) / Архив

Привет участникам соревнований!

Катейка (aka kateyka)

Катейка. Видео.
Видео. «Тот самый» прыжок.
© elx.ru

В фильме снимались:

Катейка (Kateyka)
Юрка (Yar)
Валерка (VAL)
Воффка (VoVaN)
Виталик (Виталик Инге-Вечтомов)
Слава (Слава Рунич)
Лиза (Лиза Тамбовцева)
Ульяна (Ульяна Железнова)
Юля (Юля Матвеева)
Антонио (Антонио)
Леха (Леха Логинов)

Вообще-то я терпеть не могу соревнования. Но почему-то постоянно в них участвую. Я все не могу решать, чего я не люблю больше: участвовать или стоять в стороне. Когда я среди зрителей наблюдаю за соревнованиями, я с тоской думаю: «Ну, и чего я не заявилась?», когда же на мне оказываецца очередной стартовый номер, меня мучает вопрос: «Ну, и какого черта я сюда полезла?».

Мне бы самой и в голову не пришло поехать на Кубок по фрирайду. Нет, я краем уха слышала, что он есть, но сочетание этих слов не возбуждало во мне никакого интереса, и, тем более, я не ассоциировала их с собой.

Решение за меня принял Юрка. Для этого ему хватило увидеть съемку всего лишь фрагмента одного из проездов с какого-то этапа.

- Все!!! - заорал он, - Ты участвуешь в соревнованиях!

И понеслось ... Мое мнение никого не интересовало. Меня постоянно спрашивали, когда же, наконец, я туда поеду. Звучали слова «надо» и «должна». Приводились веские аргументы: «Ну, мы же должны там победить!». Особенно мне нравилось слово «мы».

Чем больше я об этом думала, тем больше приходила к выводу, что мне это делать не надо. Техническая сторона вопроса меня не беспокоила. Если не считать прыжков со скал, а девчонкам, по слухам, особо высоко прыгать не надо, то все остальное - не проблема. Меня сильно беспокоил самостоятельный выбор маршрута. Заканчиваецца он всегда одним и тем же: чьим-нибудь воплем «Стой!!!», в наличии серьезных оснований для которого я незамедлительно убеждаюсь. И хорошо, если это все лишь очередная канава, на которые у меня особое чутье. Меня в них тянет как магнитом. Так что, если Вам когда-нибудь вдруг понадобицца ее найти, просто спросите меня, куда бы я поехала. Именно там она и будет.

Прошлый сезон прошел удачно - место и время проведения соревнований всегда не совпадали с местом и временем наших поездок. Они бы и в этом году не совпали - по плану в феврале был Чегет, в марте - Поляна, но организацией моего участия, видимо, занялись всерьез. Ровно за день до покупки билетов позвонил Юрка.

- Ты знаешь, что в Поляне двенадцатого начнуцца соревнования?

Я, конечно, не знала.

- Давай, объединим поездки, и прямо с Чегета махнем туда?

В Поляну мне очень хотелось. Хотелось покатацца по лесу, хотелось увидеть Воффку, хотелось позажигать в Мюнхе, и я согласилась, решив, что это совсем не означает согласия участвовать.

Как бы не так! Мне тут же прислали ссылку на сайт с правилами проведения и судейства, а так же напомнили, что надо зарегистрировацца. И я послушно зарегистрировалась, обманывая себя, что и это еще ничего не означает.

Но по мере приближения к отъезду в горы слово «соревнования» звучало все чаще и чаще. И в какой-то момент, я окончательно осознала, что двери поезда давно закрылись, и он без остановок везет меня к стартовым воротам. Конечно, я никому ничего и не должна и не обещала, но, зная себя, я понимала, что стоп-кран я не дерну.

А раз так, то настал момент нарушить обычную традицию, и перед тем, как куда-то полезть, все-таки хоть немного изучить вопрос. Юкка говорил: «Да, да, да, я запишу тебе пару проездов девчонок с соревнований», но так ничего и не сделал. Всего за несколько дней до отъезда я нашла в Интернете съемки с соревнований мужиков.

Видео было любопытным. Если бы меня спросили, что делают на склоне эти лыжники, то я бы ответила, что, судя по всему, они на нем что-то потеряли. Так что, похоже, у меня есть еще одна проблема: надо освободить свой разум, от собственных представлений о линии спуска.

В Поляне мы появились одиннадцатого вечером, двенадцатое же было объявлено как начало соревнований. Но двенадцатого утром про время и место регистрации никто ничего не знал. «Это нормально», - ответили мне. «Ну, и славно!», - нисколько не расстроившись, подумала я, - «Хоть день нормально покатаюсь».

Снега выпало столько, что закрыли даже тройку. Мышцы на ногах сделали вид, что это не они разминалась неделю на Чегете и забились намертво всего через пару часов.

В очереди встретила Славу.

- Ты участвуешь? - тут же спросил он.

- Еще не решила, - привычно ответила я, в глубине души слабо надеясь, что до тех пор, пока я никому не дам положительного ответа, выбор у меня еще будет.

Утро тринадцатого было добрым. Во-первых, открыли тройку, а во-вторых, про регистрацию так никто ничего и не знал.

- А чего там с регистрацией? - спросила я Виталика.

- Да, сегодня вроде должна начацца.

- А где? Когда?

- Пока не знаю.

- А как ты обычно об этом узнаешь?

- Да, не знаю, ... как все побегут - значит началось ...

С катанием у меня что-то совсем не клеилось. Ноги переставали болеть, только когда я начинала ехать в сторону кафе. Иногда все же наступали недолгие проблески, но, в общем и целом, я не сильно была похожа на чемпиона России по фрирайду.

Дней столкнулась с Воффкой.

- В четыре в Мюнхе начнецца регистрация, - тут же объявил он.

- А где ты об этом узнал? - это был уже чисто спортивный интерес.

- Сказал кто-то ...

- Забавные соревнования ...

Пришла в Мюнх. Заполнила заявку. Подаю девушке. Не увидев ничего знакомого ни во мне, ни в моей фамилии, девушка сказала:

- Оставляйте на рассмотрение.

- А кто рассматривать будет? - спрашиваю.

- Судьи.

- А как они будут рассматривать, если они про меня ничего не знают?

- Судьи все знают.

«Круто», - подумала я и пошла к своим.

Четырнадцатого днем каталась я так, что если бы меня увидели судьи, то не подпустили бы к старту даже на пушечный выстрел. Часа в два, когда мне стало окончательно стыдно за то, что я делаю, я поехала в Мюнх узнавать судьбу своего участия.

- А чего там с моей заявкой, которую я вчера писала?

- Вечером в Гринвуде объявят список участников.

- А если меня там не будет, что-то еще можно будет сделать?

- Нет.

- У Вас чего, девчонок много?

- Нет.

- А во сколько в Гринвуде?

- Вон объявление, - сказала девушка и показала на листок, который висел прямо у нее за спиной.

«Ну, если я скажу, что не вижу, что там написано, то меня точно не допустят», - подумала я и пошла звать на помощь тяжелую артиллерию.

Значит, регистрировать не хотите? И не важно, что я не хочу участвовать! Я понимаю, не пройти финал, я понимаю, не пройти полуфинал, если сильно напрячься, я даже могу представить, что можно не пройти квалификацию, ... но не пройти регистрацию - это уже слишком изощренное оскорбление! И не важно, что Вы про меня ничего не знаете! ... Неужели, совсем ничего не знаете? Уволить пиар-директора!

Меня взяли. Зачем-то. Впрочем, как и всех остальных девушек, подавших заявки. И даже разрешили подойти за номером. Но довольно быстро выяснилось, что тут не Кубок России по математике - привезенных в Гринвуд номеров оказалось гораздо меньше, чем тех, кто должен был их получить.

Новую партию ждали не долго. Около часа.

Номер 194 оказался довольно симпатичным. Я сразу представила, как чертовски хорошо буду в нем смотрецца, если одену его прямо на голое тело.

Утром настроение у меня было отвратительное. Проклиная всех, кто меня в это втянул, и себя в первую очередь, я поехала на гору. Было обещано, что в девять часов в кассах будут стартовые протоколы, по которым продадут дешевый скипасс. Никаких протоколов там, естественно, не было. «Протоколы уже везут. Ждите». Ладно, ждем ...

- Юр, подтяни мне крепы на пару единиц.

Юрка достает отвертку, берет лыжи.

- Слушай, у тебя тут 12 стоит ...

- Как 12? Должно быть 5 или 6, - я тупо смотрю на него несколько секунд и начинаю хохотать, - Юрка, это не мои Покеты!

- Тьфу ты, блин, понаехали тут ...

Торчим у касс уже полчаса ... Вообще-то, нам бы на гору ... ну, там, трассу, к примеру, посмотреть ... ну, или размяцца ... а то уже старт скоро. «Ждите, протоколы едут».

Протоколов мы так и не дождались - уговорили дописать наши фамилии в старые протоколы и поехали, наконец, к месту старта.

Со старта особо ничего видно не было. Попыталась проехать по краю леса вдоль трассы - тот же результат. Спустилась к финишу. Эх, бинокль бы! С такого расстояния мне что-то разобрать - без шансов. Да и некогда уже.

Когда я прибежала наверх, все уже были в сборе. Судьи переговаривались по рации и собирались давать старт. Вот, когда не надо, там они сама пунктуальность! Судорожно натянув на себя номер и включив бипер, я заметалась по стартовой площадке, пытаясь понять, куда же все-таки ехать. Пробежав пару раз от левого края к правому и обратно, и убедившись, что все равно ничего не видно, я решала посмотреть, как поедут первые, и там уже определицца с маршрутом.

Как поехали конкурентки, мне понравилось. Стало понятно, что ничего фантастического мне делать не придецца. Главное - не упасть.

- Участник готов?

«Главное - не упасть».

- Готов.

- Три. Два. Один. Старт.

Линию своего спуска я продумала ровно на расстояние видимости склона со старта. Т.е. метров на десять. И я даже именно так и проехала эти десять метров. Возможно, я бы и дальше думала о траектории своего движения, но, зацепившись лыжей, стала падать.

От злости у меня даже мысли закончились. И дальше весь спуск шел на автопилоте, что в моем случае означает одно - прямо и быстро. С поправкой на соревнования - очень быстро.

Я не разделяла всеобщей радости. Воффка кричал: «Катейка, ты - лучшая!». Юрка говорил: «Молодец! Ты ехала раза в два быстрей, чем остальные». Ну, не знаю... По моим ощущениям - плохо.

Что бы меня успокоить, мне тут же показали видео. Выглядело намного лучше, чем мне запомнилось. Но все равно, я привыкла смотреть на это с точки зрения пригодности материала для кино. В этом ключе, мой спуск выглядел так: 6 секунд разгона - не интересно, 3 секунды на попытку упасть - в помойку, 2 секунды на восстановление скорости - в помойку, 15 секунд - вполне качественный спуск, ничего лишнего и на хорошей скорости, ну, и еще секунд 10 - не интересно, да и снято нижней камерой с плохого ракурса.

Да и линии эти еще, ... поди, разбери, что тут являецца хорошей линией спуска? Я считаю, что прямо по центру по буграм сложнее. А судьи, может, считают, что проехать по краю с объездом одного куста - это круче ... Хоть бы указатели какие поставили ...

Вечер был наградой за все мои дневные мучения - сразу две хорошие новости. Во-первых, скоростной спуск победил фрирайд с отрывом, аж, на 7 баллов. А во-вторых, завтра не надо стартовать. Завтра квалификация у мужиков.

На следующий день, окончательно замерзнув на съемках квалификации, где-то уже во второй половине дня, мы все-таки пошли катацца.

Каталась я не долго. Меня не предупредили, что склон, который два года назад был ровным и мягким, весь перепахан. Если бы мое падение показывали по телевизору, там обязательно внизу экрана была бы надпись: «Внимание! Не пытайтесь повторить это самостоятельно!».

Второе падение, минут через пять после первого, было намного хуже - и в кино не покажешь, и больно. Крепление отстегивалось медленно и неохотно. Вот чего, спрашиваецца, не ослабила крепы после старта?

Под коленом ноет. Бинт поверх штанов. Может даже она распухнет, и я смогу не продолжать соревнования ...

Про настроение в день полуфинала можно уже не рассказывать? Нога, зараза, почти не болит ....

«Любители Внетрассового Катания иногда бывают девушками. Их мало, и поэтому вне трасс процветает дискриминация. Им не разрешают ездить впереди мужчин ... Причины очевидны: во-первых, девушка испортит с трудом найденную целину ...». Не знала, что судьи читают мои рассказы. Но чем тогда объяснить, что девчонок поставили в конец полуфинальных заездов? Нет, они, конечно, объяснили такую расстановку. Знаете как? «Выпало много снега. Девочкам будет тяжело первыми». Такое ощущение, что мы не ехать собираемся, а бежать в ботинках стометровку по этой целине.

Одно радует: пока мужчины подготавливают для нас склон, будет много времени, чтобы обстоятельно посмотреть трассу.

Вы помните, что я говорила про самостоятельный выбор маршрута? Именно с этого у меня и началось утро в день полуфинала.

Юрка с Валеркой за меня не волновались. Ну, что со мной может случицца в поле? Может! Поле может неожиданно закончицца.

Пару сезонов назад я развлекала себя хождением трассы на тренировках питерского клуба ветеранов горнолыжного спорта, куда брали всех, независимо от возраста и отношения к этому самому спорту. Трассу слалома я обычно заканчивала после третьих ворот, т.к. никакого спортивного прошлого у меня нет, и я понятия не имею, как складывать на своем пути вешки. Учицца этому мне тоже никогда не хотелось, я ни секунды не сомневаясь, что, если случицца чудо, и у меня, без ущерба для организма, получицца ее согнуть, то она все равно распрямицца и отбросит меня обратно.

Но когда я поняла, что поле закончилось, то возникший у меня на пути куст, я прошла в лучших традициях слаломной техники - объехали его только лыжи. Мне даже звук удался - оглушительный как выстрел.

Боль жуткая.

- Что?

- Рука. Запястье

- Покажи.

- Вот.

- Ой, (неразборчиво) ... Тут не только запястье ...

И тут я поняла, что слона-то я не приметила - костяшка над средним пальцем синяя и раза в два больше. Смотреть на руку мне было страшно.

- Ты хочешь знать мое мнение? - спросил Юрка.

- Нет, - честно ответила я.

- Я думаю, это перелом.

И я заплакала.

Дальше меня бинтовали и разговаривали как с душевнобольным. Очень ласково.

Заседание медицинского консилиума в составе Юрки и Валерки было организовано в кафе. Руку удалось осмотреть не сразу - больной был нервный. Как только до нее пытались дотронуцца, мне от страха становилось нехорошо. Мнения разошлись: Валерка считал, что это сильный ушиб, Юрка настаивал на переломе.

Но я не долго находилась в эпицентре мужского внимания, и обсуждение моей травмы плавно перетекло в обсуждение того, как в свете этого события организовывать съемку на видео мужиков, старт у которых начинался буквально через несколько минут. Первым делом, первым делом, самолеты ...

Милый добрый доктор в травмпункте около подъемника. Его диагноз такой же - перелом под вопросом. Надо ехать в Поляну, делать рентген. Но рентгенолога сейчас нет. Он работает в больнице только на полставки, а в данный момент должен быть на дежурстве в скорой помощи - попробуйте найти его там.

Приезжаем на станцию скорой помощи. Рентгенолог уехал по вызову, когда вернецца неизвестно. Едем в больницу. Показываю дежурному врачу руку, примотанную в травмпункте бинтом к куску картона.

- Ну, а что я Вам скажу? - без особого интереса, пощупав руку прямо сквозь куртку, говорит он, - Надо рентген делать. Приезжайте через два дня.

- Может, Вы посмотрите? Все-таки, еще одно мнение не помешает ...

- Так, а чего я скажу без рентгена? - повторяет доктор и уходит.

Мы с Валеркой стоим, думаем, что делать. Врач возвращаецца.

- Ладно, давайте посмотрим.

Рука распухла еще больше и в кулак не сжимаецца. Врач невозмутимо и методично делает мне больно.

- На перелом не похоже - Вы бы орали. Но, все равно, нужен рентген, может там трещины.

- И что тогда?

- Да ничего ... Гипса у нас все равно нет ...

Вышла из больницы на улицу, зажмурила глаза от солнца, вдохнула холодный свежий воздух ... и вспомнила про полуфинал. Сколько сейчас времени? Где мы оставили мои палки? У кого моя перчатка?

- Ты чего, действительно собираешься стартовать? - в валеркином голосе звучало плохо скрываемое сомнение.

- Посмотрим, - соврала я.

Чувствовала я себя действительно неважно. Но для меня лучший способ остановицца - это не начинать. На подъемнике меня стало просто откровенно колотить, то немели руки, то начинали ходить ходуном колени. Я была как те ежики, которые кололись, плакали, но продолжали есть кактусы.

Наверху тройки стоит Юрка.

- Ты как?

- Где моя перчатка?

- Как ты?

- У меня колени трясуцца. Кто уже стартует?

- Бордеры. Это - отходняк. Ты перенервничала. Тебе поесть надо, а лучше выпить.

- Я знаю. Мне некогда. Помоги мне перчатку одеть.

Я старалась не смотреть Юрке в глаза. Боялась, что меня не пустят на старт.

Выпить бы мне, и в самом деле, не помешало! Но, поднимаясь на четверке, я вспомнила, что у меня нет с собой денег. Сползла на старт, одолжила сто рублей и, бросив лыжи, на четвереньках полезла обратно наверх, в кафе.

Кафе открыто, но не работает. Сидят какие-то мужики, похожие на спасов, пьют коньяк. Смотрю на бутылку глазами алкоголика, но попросить не решаюсь. Так ни с чем и возвращаюсь обратно.

Подошла Ульяна:

- Как нога?

- Нога? - я уже и забыла про нее, - Сейчас я тебе руку покажу!

- И ты стартовать собираешься?

Популярный, однако, вопрос!

Юля протянула флягу:

- На, рому глотни. Тут немного осталось.

Ром меня слегка отрезвил, и я заметалась по стартовой площадке. Где, блин, трасса-то? Поймала Лизу. Послушала. Ничего не поняла. А ворота финишные где? Лиза показала куда-то в белую пелену:

- Видишь?

- Нет.

- Ну, вон, флаги видишь?

- Не вижу.

Приехал Леха. Ему хорошо, он уже отстартовал.

- Леха, расскажи, что там за гребнем?

- Ну, там такая скалка. С нее можно прыгнуть.

- Высота?

- Ну, не знаю, прыгать можно ... А за ней еще дроп есть.

- Высота?

- Не знаю, я там не прыгал.

- А они справа, слева или посередине?

- Точно не помню ...

- А справа там что?

- Не знаю, я там не ехал. Зато слева есть кочки, с них тоже можно прыгать.

- А где они?

- Да, где-то слева, отсюда в тумане не видно.

- А края трассы-то где?

Я знаю, для кого придумали систему «тригер» на палках. Для паралимпийцев. Для тех, кто не может эту палку рукой обхватить. А вот, про ботинки никто не подумал.

-Лиза, будь другом, застегни мне ботинки.

Лиза сняла перчатки и стала затягивать мне клипсы.

- Что я делаю? Помогаю конкурентам ...

И Вы знаете, что я еще сделала? Никогда не догадаетесь. Еле держась на ногах, я достала из рюкзака парафин и намазала лыжи. Чтоб, блин, быстрее!

- Участник готов?

«Да поубивала бы всех ...»

- Готов.

- Три. Два. Один. Старт.

Первый раз в жизни я на горе столкнулась с проблемой - очень надо откуда-нибудь прыгнуть. К слову сказать, прыгать я люблю приблизительно так же, как и участвовать в соревнованиях. Не потому, что это у меня не получаецца, как правило, получаецца, просто не люблю и все.

Выехала на гребень, и поняла, что тут видно не больше, чем со старта. Облако удобно расположилось на горе, и видимость исчезла почти совсем. Сделав над собой невероятное усилие, я заставила себя остановицца, в надежде, что это поможет мне хоть что-то разглядеть. Все без толку - приземления не видно, а я совершенно не знаю, какая здесь высота, и что там внизу. Тихо матерясь, спустилась ниже. Вроде земля, надо прыгать пока не поздно.

Кочки говорите? Слева говорите? Черную кошку в темной комнате найти легче - можно сказать: «Кис, кис, кис». А тут нужен, как минимум, GPS с их точными координатами. Не фрирайд, а какие-то соревнования по спортивному ориентированию. К черту кочки, к черту траверсы, лучшая линия - прямая линия. Рельеф читаем ногами. И совершенно напрасно я волновалась на старте, что не найду финиш - без сомнения, все эти параллельные траншеи ведут именно туда.

- Зенит - чемпион!!! - заорала я, убравшись сразу после пересечения ворот.

Приехал Валерка.

- Юрка просил передать, что ты молодец.

Приехал сам Юрка. Стою, улыбаюсь, жду поздравлений.

- Ты что с ума сошла, так финишировать?! Я думал, ты там убилась!

- Мне показалось, там канава, ... а скорость большая...

- Никогда больше так не делай!

«А что бы окончательно подавить в ней инициативу, ее постоянно ругают. За превышение скорости, за падения, за неосторожность и т.д. и т.п., причем абсолютно необоснованно».

Из журнала «Бизнес вик» получаецца отличная лангета! Только правой руки очень не хватает. Дебют Юрки в роли стилиста-парикмахера с треском провалился. Вот объясните мне: что может быть проще, чем завязать хвостик? Но после третьей неудачной попытки он окончательно смутился и послал меня к черту. Ушла. Вернулась с хвостиком. Отлично! А завязывать шнурки ты умеешь?

Когда мы несколько месяцев назад в Питере покупали билеты, Юрка спросил:

- А что ты будешь делать, если пройдешь в финал? У нас обратный билет будет на день раньше, чем заканчиваюцца соревнования.

- Сяду с самолет и улечу, - мрачно ответила я, и про себя добавила: «И даже не сомневайся. Я пройду».

И вот оно случилось.

- Участниками финала у девушек будут в порядке набранных очков: Ульяна Железнова, Вероника Сорокина, Юля Матвеева, Катейка и Лизавета Тамбовцева. Финал состоицца девятнадцатого. Сейчас рассматриваем возможность проведения финала с использованием вертолета.

Мысль первая: «Йес!». Мысль вторая: «И что я теперь буду делать с такой рукой и со своим обратным билетом?»

Вывешенные результаты меня реально озадачили. Я была морально готова к четвертому результату, но не была готова к разнице в оценках почти в 7 баллов. Мне не нравицца результат «25 и 8»!

Странное дело, если несколько часов назад, я ставила себе задачей просто доехать до финиша, то теперь я разозлилась. Ох, как я разозлилась! Было даже жалко, что старт финала не прямо сейчас. Вы, господа судьи, думаете, мне за честь просто выйти в финал Ваших соревнований? Черта с два! Меня, с самого начала, интересовало только первое место.

- Ты остаешься или уезжаешь?

- Еще не решила ...

- Ладно, давай пока определимся с количеством проблем. Итак: надо менять билеты, надо понять, где тебе жить еще сутки, надо позвонить на работу, узнать отпускают тебя или нет, нужно поменять баксы на что-то более пригодное и, наконец, рука - надо сделать рентген. Если там перелом, то твое участие в финале даже не обсуждаецца.

- Это понятно ...

Проснулась ночью от боли в руке. Как ни положишь, больно и неудобно. Полчаса пыталась уснуть. Встала, включила вспышку на фотоаппарате телефона и, стараясь никого не разбудить, стала искать обезболивающее. Не нашла. Легла. Полежала. Не уснуть. Снова встала. Нашла. Все. Спать.

Рентгенолог оказался очень милым дядечкой. Пришел в свой выходной сделать мне рентген. Сидим в коридоре, ждем результатов. Холодно, облупившаяся краска на стенах, у окна в кадке растет большое неизвестное растение, похожее на только что размороженного динозавра. К стене, что прямо напротив нас, прибиты одинокие деревянные планки, на которых раньше висела наглядная агитация.

- Слышь, Юр, здесь не хватает большого плаката: «Привет участникам соревнований!».

Какой у меня очаровательный рентген! Красота, просто загляденье! Одна косточка красивей другой. Вот, оказываецца, что означает фраза, что человек красив и внешне и внутренне.

Перелома не видно. Врач сказал сильный ушиб, и, возможно, связки. А какой был шанс ...

Юрка на гору, я в Адлер менять билеты.

Вечером накануне финала «надежда российского фрирайда» выглядела очень плачевно. Она лежала на кровати в своем номере, и ей ничего не хотелось. Ей сказали: «Давай! Ты - лучшая! Мы в тебя верим! Мы за тебя болеем!» и пошли собирать чемоданы.

Утром я была почти уверена, что финал отменят из-за нелетной погоды. Но всего через пару часов мы стояли наверху четверки, и на нас с голубого неба светило солнце.

Какой-то дядя, наверное, судья, рассказывал участникам финала, собравшимся вокруг него плотной толпой, где будет трасса. Я попыталась пролезть вперед, но фрирайдеры стояли незыблемо. Попыталась послушать, изредка подпрыгивая за их могучими спинами, но, по деталям объяснения, каким как: «вон там, где торчат ветки», (и это про склон, до которого с километр!), я поняла, что даже если бы я стояла в первом ряду, мне бы это не помогло.

Когда все, кроме меня, все поняли, и начали расходицца, я стала хватать всех подряд за рукава, и просить объяснить, куда смотреть. С пятой попытки я все же поняла, где края трассы. С одной стороны - граница света и тени, с другой - границы нет вообще. Для меня, что смотреть на эту трассу, что на луну - виден только факт их существования.

Где, блин, Юрка со своей камерой?! Мне срочно надо составить план прохода трассы, иначе я опять поеду прямо. Пора завязывать с самодеятельностью и делать как все.

И я составила этот чертов план. Вы спросите как? Отвечу - есть на свете добрые люди. Лиза дала мне свой бинокль. Я жадно смотрела в него, не отрываясь, минут пятнадцать, пока глаза не заболели.

Итак, план был таков: камень, маленький карниз, большой карниз, уходим направо через среднюю часть гребня, и по кулуарам на финиш. ... Хотя, если честно, в жизни бы так не поехала ...

Сам гребень был мне более симпатичен, ибо, это была моя любимая прямая линия, но мощности бинокля не хватило его рассмотреть, и я решила не рисковать.

Вертолет? Какой вертолет? Да нет, ну зачем - не берите в голову, ... сами дойдем. Дыхание только переведем, боль в боку утихнет, и дойдем, ... разомнемся заодно по дороге ...

Будь моя воля, я бы победителем финала объявила того, кто первым дойдет до места старта.

Что это такое? Это отсутствие соревновательного опыта или моя индивидуальная особенность? Почему у меня никогда нет этого «боевого настроя»? Вместо этого полная расконцентрация сознания. В голове плавают какие-то бессвязные вялые мысли. Ненавижу это состояние. Господи, на что бы разозлицца?

- Участник готов?

«Значит, говорите 25 и 8?»

- Готов.

- Три. Два. Один. Старт.

Ведь, понимаю же, что быстро ехать совсем не обязательно, но ничего не могу с собой поделать. «Медленно» значит «плохо». И выбить это из головы невозможно.

Расплата за нарушение скоростного режима наступила буквально сразу же. В последний момент я увидела, что подлый камень, с которого я собиралась прыгать, имеет вылет, как трамплин для фристайла. За десятые доли секунды я просчитала вероятность благополучного приземления с учетом уже набранной скорости, и прыгать не стала. Затормозить мне в голову, естественно, не пришло, я просто соскочила с его края и поехала дальше.

Что там у нас дальше в маршрутном листе написано? «Маленький карниз». Ну, это вычеркиваем, на него чуть ли не вверх ехать надо. Читаем дальше ... «Прыжок с большого карниза. Перепад метров 7-8». Надо срочно реабилитировацца. Мало того, что с камня не прыгнула, так еще и рельеф такой, что скорость нормальную не набрать. Ну, по этим следам направо я, пожалуй, не поеду - там должны быть ямы после бомбардировки бордершами. Буду прыгать левее. Значит, вылетаем, ручки вниз, коленки подтягиваем, и красиво летим ...

Вылетам, коленки подтя ...

«(неразборчиво) себе ...», - мысленно прошептала я, увидев истинные масштабы бедствия. Ну, это я тут долго лететь буду ... С моего балкона, что на шестом этаже вид примерно такой же. На чем это я остановилась? ... А! Коленки подтягиваем ... О! Тут еще и кусты какие-то внизу проплывают. Сколько же тут, стесняюсь спросить, метров?

Я уже привыкла лететь, и даже успела немного проголодацца. И тут меня ударили. В скулу. Такой подлости от своего колена я не ожидала. Треск был такой, что я чуть не оглохла. «(неразборчиво)!» - подумала я, в том смысле, что, похоже, финиш мой будет тут.

Первое, что я осознала, придя в себя, это то, что я опять медленно еду. И что еще хуже - в кулуар мне уже не попасть, я здорово потеряла высоту со своим прыжком. Да и пес с ним! Надоели Вы мне со своими линиями - по этому цирку в три дуги ехать надо.

Ого! Какая у меня большая скула. В принципе, если прищурицца, то ее видно. Ну, все ясно - с работы меня уволят. Кому нужен финансовый директор - каскадер? Нет, конечно, можно сказать, что я была на Кубке России по боксу. Выгляжу очень натурально: фингал под глазом и синяя распухшая правая рука. И хорошо, что все уехали. Пару дней назад, меня ругали за то, что я прыгнула на слишком большом ходу с метрового дропа. Сейчас меня, наверное, убили бы.

Всю дорогу до гостиницы я думала только о предстоящей встрече с зеркалом.

Десять минут до встречи, пять минут до встречи, одна минута ...

Ну, свет, мой зеркальце, скажи ...

(неразборчиво), (неразборчиво), (неразборчиво).

Следующие несколько часов я провалялась на кровати, анализируя свое состояние на предмет наличия сотрясения после встречи с коленом и сломанных ребер, в которые вошел бипер. Вроде так, явственно ни то, ни другое не ощущается. Ну, и славно! Пора уже и в Гринвуд.

Интересно, а удобно идти на награждение в футболке с надписью «Сноуборд - Гавно!»?

Все просят снять очки и похвастацца новым приобретением. Никому не отказываю в этом удовольствии.

- Катейка! Позволь, от лица новокузнецких фрирайдеров, пожать твою руку!

- Антонио, ты камеру принес? Дай посмотреть.

Смотрю видео. Мда. Мне это не со страху показалось. Странно, что у меня только фингал ...

Никогда в жизни я не стояла на пьедестале такая злая. На итоговый результат мне было почти наплевать, но согласицца с тем, что я вторая в финале, я никак не могла. Ну, все, постояли, и хватит, а то даже в очках можно ослепнуть от этих прожекторов ...

Не знаю, сколько бы я еще злилась, если бы не вывешенные протоколы с результатами финала. Эх, судьи, судьи ... как Вам не стыдно так обманывать! Ведь сами же написали - Катейка, 37 и 2, первая. А это, я Вам скажу, совсем другое дело!

Ну, что? В Мюнх?

Телефонный разговор Поляна-Питер:

- Валерка, я как попасть в нашу гостиницу? А то я уже все ноги об дверь отбила.

- Катейка, там, рядом с дверью штука такая есть. Звонок называецца. Сколько сейчас времени?

- Пять утра. Спи.

Эпилог

Раньше мои друзья прикалывались, что по буграм я хорошо катаюсь, просто потому, что их не вижу. А теперь у них новая шутка:
Вопрос: Почему Катейка в Золотой Долине не прыгает с бигэйра?
Ответ: Она знает, что он там есть.

© RASC.RU - информационно-аналитический сайт о горных лыжах, 1995-2016

Вход | Регистрация