На лыжах с гор

skinet
Member of skinet topsites
На лыжах с гор... Russian Alpine Ski Club
Версия для печати

Карпатская история
"Интеллигент, "вставай" на лыжи:"
или история "чайника" о "чайниках"
и остальных, не попавших в эту,
отличную (от других) категорию,
но ставших заметными персонажами
настоящих попутно - непутевых заметок.

Карпаты - январь-февраль 1998 года

Александр Супрун

Анекдот - эпиграф:
    
- Будьте ласкавi, скажiть, де тут у Вас останiвка?
- Що?
- Останiвка, кажу!
- Зупинка трохи дал?, а ти, москалику, вже приiхав!

Действующие лица:

  1. Спиваков Семен - старожил всех лыжных проектов, руководитель турклуба "Эльфы" завода "Искра". Надежный человек.
  2. Безух Алексей - студент 2 курса Запорожского государственного технического университета. Находится в постоянном творческом поиске - переходе из состояния "чайника" к прогрессирующему лыжнику. Самый активный потребитель общественных продуктовых запасов, которого характеризуют две точные фразы: "Лучше переспать, чем недоесть!" и "Счастье есть - оно не может не есть!".
  3. Брижан Константин - работник телерадиокомпании "Алекс". Звезда нашего лыжного "кордебалета" или просто отличный лыжник - "фуф"-лыжник. Общительный и веселый человек. Человек без комплексов.
  4. Дегтярь Николай - работник областного телерадиопередающего центра. Человек спортивного склада. С завидным упорством достигает поставленной цели. Совершенствуется с девизом: "Где ж оно, лыжное счастье?!".
  5. Кормилина Людмила - "чайница", первая и единственная леди нашего небольшого коллектива. Работница "Запорожстали". Человек увлеченный: курит, курит, курит! Даже на отдыхе не может обойтись без привычной "деловой дымовой" атмосферы, которая витает в воздухе буквально. Женщина самостоятельная, с широким кругом интересов.
  6. Остапец Сергей - работник МВД. Цементирует невидимую нить, которая связывает два дружных спортивных коллектива: турклуб "Эльфы" и "отдельностоящую" группу семьи Богдановых. Лыжник со стажем, уверенный в себе и своих возможностях.
  7. Рожков Николай Федорович - житель поселка Славское Львовской области. Хозяин дома, приютивший нас на время отдыха.
  8. И, наконец, я - Александр Супрун - скромный, местами, автор этих строк, играющий почетную роль "чайника", иногда "нечетную" автора, иногда исполнителя песен под любимую гитару. Был замечен в потугах, которые часть из вас, быть может, сможет назвать литературными. Одним словом, "чайник" в квадрате, кубе или другой геометрической фигуре. Кому как угодно.

30.01. Пятница. За день до того, как:

Началом нашей истории можно смело считать эпизод в спортивном зале перед тренировкой. Неподражаемая Люси с наивным и воистину женским вопросом обратилась к Семену:
- А сколько комбинезонов нужно с собой брать?
Ответом был неудержимый хохот всей компании. Сразу вспомнилась знаменитая фраза из "Простоквашино": "До конца отдыха осталось надеть всего 3 вечерних платья!". Почти та же история.

31.01. Суббота. До Львова едем? Хорошо:

Утром следующего дня назначена встреча на вокзале, в месте, которое, как известно, "изменить нельзя". Среди нас, отъезжающих, "затесалась" "предвыборная партия" провожающих. Проводы, отмеченные долгими речами и тостами, прошли под бдительным оком милиции. Той самой, что "нас бережет". В данном случае от бутылки шампанского и еще чего покрепче. Дружеское участие всегда приятно, а пожелание снежной погоды в нынешнюю теплую зиму - тем более.

Подали состав, пора занять места согласно купленным билетам. У входа в вагон нас остановила необъятных размеров проводница:

  • Так, хлопчики, до Львова едем? Спортсмены? Хорошо, а это что у вас?
  • Рюкзаки, - отвечаем.
  • А почему не сумки? - смеется.

Ощущая на себе неподъемный груз, так и хотелось сказать:

  • Это не смешно, тетя!

Вещи уложены по рундукам и в оконном стекле мы наблюдаем, как провожающие машут вслед уходящему поезду. На остановке "Днепрострой-2" к нам присоединились Константин и Людмила. Всей компанией устраиваем пир горой, благо домашней снеди предостаточно. Продукты, непередаваемым ароматом заполонившие наше купе, разложены на столе. В мелкой суете с "готовкой" не хватает главного инструмента - ножа. Ближе всех он оказался у Николая и был привязан к длинной веревке, используемой хозяином в качестве ремня. Поскольку Коля колдовал над приготовлением пищи и его руки были в масле, пришлось развернуть его несколько раз вокруг оси, чтобы освободить искомое. После своеобразного "танца с кинджалом" результат достигнут: хлеб нарезан, бутылка водки открыта. За растянувшимся во времени обедом обращаю внимание на мокрый коврик купе. Что такое?! Быстро поднимаю крышку рундука и обнаруживаю в рюкзаке почти пустую флягу. А в ней было 2 литра водки, входивших в обязательный продуктовый расклад! Нашей жалости не было предела - драгоценной жидкостью пришлось вымыть пол купе. Ничего себе дезинфекция!

Веселое и беззаботное общение продолжается с уверенностью в правильности истины: "Ин вино веритас!". Ближе к вечеру возникла естественная потребность попить чайку. Попытка "стрельнуть" кипяток у проводниц оказалась неудачной. Дамы "широкой грудью легли на амбразуру" в виде бачка с горячей водой:

- Пока не дадите 3 рубля - чая не будет!

Наша реакция была идентична температуре вышеозначенного бачка: "Отечественные поезда - самые "поездатые" поезда в мире!". Пришлось "выбросить белый флаг" и торжественно вручить "вражеской стороне" 3 гривни. Наши нервы и желудки все-таки дороже. Так незаметно прошел день.

01.02. Воскресенье. Славское.

Все пути, как известно, ведут в Рим. В его роли для нас выступает небольшое курортное местечко Славское, расположенное у слияния рек Опора и Славки на высоте 600 метров над уровнем моря. Землю эту, окруженную невысокими горами, местные жители называют Бойкивщиной, а себя бойками. Хотя первое упоминание о Славском датировано 1483 годом, название земли и соответственно народа, появилось, как ни странно, только в ХIX веке. По одной из версий исследователей, слово "бойко" произошло от польского "бояк" или румынского "бои", что означает "вол". Связано это было, видимо, с основным занятием населения - скотоводством.

Наибольший интерес в Славском у нас к горе Тростян (1235 м), на которой длительное время в году, с октября по апрель, лежит снег. Это прекрасный курорт, привлекающий любителей горнолыжного отдыха со всей Украины, а также из Прибалтики, России и Польши. Здесь работает республиканская спортивная база "Динамо", центральная лыжная трасса которой неоднократно использовалась для проведения соревнований различного уровня. Тростян интересен и спортсменам и любителям: степень сложности трассы здесь можно выбрать, исходя из уровня подготовки, и по своему вкусу. Любишь преодолевать бугры - пожалуйста, хочешь траверсировать по лесу - пожалуйста. Желаешь совместить и то и другое - тоже есть возможность.

Итак, мы едем отдыхать! Как гордо и, иногда, неприлично звучит эта фраза в нынешних условиях! Насладиться зимой, чистым воздухом и феерическим катанием хотелось целый год и мы старательно готовились к этому долгожданному мигу. Все проблемы, захлестывающие нас там, на "большой земле", оставляем дома. Главный вопрос сегодня - финансовый. Подбивая возможные расходы, прихожу к выводу, что отдых выливается в "копеечку". Это тот случай, когда "деньги любят счет, но он, почему-то, в очередной раз не в нашу пользу".

Попытаемся составить приблизительную калькуляцию расходов для любителей острых ощущений в горах. То, что это удовольствие не для бедных, можно судить по цене снаряжения. Так, средняя стоимость лыж - 150 у.е., креплений - 90, ботинок - 160, костюмов - 100, а ведь еще очки, палки, перчатки - то, что можно назвать лыжными аксессуарами. Если к стоимости "снаряжа" добавить расходы на подъемники и плату за проживание, то желание отдохнуть в горах для человека с небольшими доходами отпадает автоматически. Однако не все так трагично. Снаряжение, при желании, можно найти в многочисленных "сэконд-хэндах" по вполне приемлемым ценам. Для тех, кто не желает тратиться, работают пункты проката. Каких-то 3-4 у.е. и полный "боевой комплект" в вашем распоряжении. Кроме многочисленных гостиниц и турбаз, в Славском исправно работает "институт частника", который за относительно небольшую плату с удовольствием примет вас на ночлег. Правда, с удобствами во дворе. Что это мы о материальном? Вернемся к нашей истории.

Всеобщий "отсып", сменяющийся периодическими перекусами, привел к тому, что мы совершенно случайно обнаружили пропажу 6 бутылок водки, которые за разговорами "улетели в неизвестном направлении". Немой вопрос в моих глазах остался невостребованным: "Куда и, главное, когда?". Вроде и не пили. Но ехали. И все-таки приехали во Львов согласно расписанию. Перенос малоподъемных вещей с центрального на пригородный вокзал дался ох, как непросто - отдых соотечественника зачастую связан с девизом: "Все свое ношу с собой!". В том числе и продукты, которые были куплены дома. Что называется, отдыхать нам предстоит "дешево и сердито", т.е. при минимальных тратах. Дружное "дефиле" к электричке сопровождалось сочувствующими взглядами львовян. В холодной электричке, под монотонный и убаюкивающий стук колес, едем до станции Стрый. Наше движение сопровождается урчанием как самой электрички, так и наших желудков, давно мечтающих о еде. В Стрые очередная пересадка. До следующей электрички есть значительный запас времени - устраиваем ужин на вокзальной лавочке. Найти свободное место удалось сразу, поскольку переполненный лыжниками вокзал походил на растревоженный улей. Кто-то ехал на отдых, кто-то возвращался домой. Поздним вечером выходим в Славском. Ура, нас встречают! Лыжный турклубовский коллектив уже 5 лет по традиции останавливается на отдых у одного и того же хозяина. Зовут его Николай Федорович (дальше Н.Ф. - примечание автора). Благодаря усилиям Семена Спивакова наша акция была организованной и четко спланированной, так что мы не свалились как снег на голову. Впрочем, нам всегда рады. Отношения с Н.Ф. и его семьей можно смело назвать дружескими. Рюкзаки и лыжи быстро загружены в кузов "Нивы", а мы налегке, вдыхая чистый горный воздух, под скрип прихваченного свежим морозцем снега, идем к своему новому дому. В нашем полном распоряжении две уютные комнаты небольшого флигелька внутреннего дворика. Кроме искусно отделанных деревом стен, компанию порадовали настоящая печь и небольшая газовая плита на две конфорки. Будет где разгуляться поварам!

Не успели разместиться, как снова удивила Люси. Выбрав для проживания прохладную комнату, она предложила мужичкам греть ее по очереди. Первым номером мы сразу определили Колю, который расположился рядом с Люсей. Второй номер общим голосованием отдали Сергею Остапцу, который должен приехать только завтра. Идея, естественно, была колоритно дорисована, и под общий смех установлена очередность процесса в дальнейшем.

Беглое знакомство с домом закончено, и мы занялись организацией праздничного ужина. К столу были приглашены хозяева, и встреча, как это принято сообщать в официальных сводках, прошла в "приятной и дружественной атмосфере". Поздней ночью Н.Ф. сменил его сын Олег, вернувшийся с работы. Воскресенье незаметно "кануло в лету", а наше бодрствование продолжалось и растянулось с умными речами "за жизнь" до самого утра.

02.02. Понедельник. Тростян.

Утро встретило неожиданно крепким морозом. Температура ночью опускалась до -27 градусов. Несмотря на обжигающий ветер, припустивший снег обрадовал, ведь из-за длительного январского потепления на склонах Тростяна его немного. Понедельник, как известно, - день тяжелый, тем более первый день катания, поэтому спешим не поспешая. Проверяем снаряжение, загружаем лыжные ботинки в рюкзаки и - в путь. До канатно-кресельной дороги идем пешком и в пути разминаемся. Полчаса веселых разговоров, и мы - у канатки. Надев лыжные ботинки и сдав рюкзаки в камеру хранения выстраиваемся в длинную очередь и изучаем схему бугельных подъемников. Тростян ими как бы обвязан со всех сторон: это "креселка", трассы северного, западного и центрального склонов. Более всего нам подходит западный, разнообразный по рельефу и оснащенный тремя километровыми ветками.

Наконец, подошла моя очередь и я, группируясь, сажусь в кресло. Вдыхаю морозный воздух и наблюдаю, как крутится-вертится встречный циклон-портняжка, одевающий вековые ели в легкое снежно-ледяное кружево. Совсем рядом проплывают верхушки деревьев, украшенные природой причудливыми белыми шапками. Кажется, протяни руку - и дотянешься до ближайшей ветки. Но под ногами - пропасть, аж дух захватывает! Инстинкт самосохранения сработал мгновенно - крепче держусь за поручни. Кресло поднялось на вершину небольшой сопки. Разворачиваюсь от склона и наблюдаю чудесную панораму - окружающие горы, как на ладони. Красота-то какая, ну просто лепота! А вот и вершина. Здесь явно неуютно под резким пронизывающим ветром. Быстро пристегиваю лыжи и вниз! Первый спуск прошел успешно, но не спешно. Приходится часто останавливаться и отдыхать. Мы еще не акклиматизировались, поэтому нагружаем себя постепенно. Всему свое время.

Не успели оглянуться, как прошел день. В конце катания собираемся у базы "Динамо" и, выстроившись в колонну, отправляемся вниз по накатанной грузовиками дороге. Дорожная колея все время идет под уклон и усыпана торчащими из-под снега камнями. На ледовом насте я набрал большую скорость и неожиданно для себя обнаружил, что "мой поезд, оказывается, без тормозов". Впереди Костя и Алексей, кричу им:

- Дорогу!

Друзья расступились, и я, чудом никого не задев, лихо "просвистел" мимо. Но, главное, устоял на ногах. За поворотом показался непроходимый участок дороги - без снега, сплошь покрытый глиной и камнями. Да, при падении костей не соберешь! Недолго думая, скорость гашу неординарным, но вполне надежным способом - съезжаю с дорожной колеи в придорожный кустарник и с головой зарываюсь в снег. Подъезжают ребята, и мы, сняв лыжи, дружно спускаемся к камере хранения. Лыжные ботинки меняем на цивильные и усталые, но довольные отправляемся домой.

Дома организуем традиционное "вбрасывание" - обед с обязательными 50-ю "наркомовскими" граммами. Трапеза проходит с неизменным девизом: "Кто не успел, тот опоздал!". Под влиянием алкоголя исчезла усталость и голова самопроизвольно потянулась к подушке. Двухчасовый тихий час на все лыжные дни - обязательный пункт нашей программы. После отдыха снова возникло неудержимое желание чего-нибудь поесть. Готовим ужин. А что дальше? Снова глубокий сон, полная "отключка". Поздним вечером на вокзале Сергея Остапца встречали Люся и Н.Ф. Одинокий возглас Н.Ф.:
- Где Вы, товарищ майор? - остался невостребованным, - Сергей не приехал. Но это дела не меняет: второй номер для него автоматически переходит в третий. За это и выпьем!

03.02. Вторник. Каскадерша.

Во второй день нагружаем себя ближе к норме: 5-6 спусков в "рабочее время". Кататься пока тяжело, ведь нужно время, чтобы привыкнуть к большим нагрузкам, вспомнить прошлогодние навыки.

Героем дня оказалась Люся. Сидим с Семеном у кофейни, отдыхаем и попиваем горячее винцо. На склоне вижу знакомые силуэт и комбинезончик: ба, да это же Люся! Под руководством Кости, используя для передвижения "5-ю точку", наша леди медленно, но уверенно приближалась к заветной цели. Вся в снегу, она походила на Снегурочку из сказки. Мы невольно улыбнулись. Хотя чего зубы скалить? Легко оценивать начинающего лыжника со стороны. На самом деле не все так просто, как кажется. А процесс обучения длительный и не всегда гладкий. Вечером вся команда высказала Люсе слова истинного восхищения, отметив ее "волю к победе".

Когда на крутой трассе Центра я оказался впервые, меня обуял нешуточный страх: "Как, спускаться по этому, - как мне тогда показалось, - почти отвесному склону? Упаси, боже!". Лишь после долгой внутренней борьбы я все-таки решился: "Так, дружок, хочешь - не хочешь, а спускаться придется!". С белой завистью смотрел я на вьющихся змейкой лыжников: "Вот возьму и так же красиво спущусь до подъемника!" И, действительно, скатился. Правда, не сразу и далеко не красиво, а после нескольких падений. Нелегко быть "чайником", - это точно!

Наблюдая за "каскадерскими трюками" нашей леди, обращаем внимание на специальную лодку-люльку, которой управляли два горноспасателя. В снаряде они доставляли вниз травмированного лыжника. Каково же было наше удивление, когда из остановившейся лодки выполз небритый пожилой мужичок в кирзовых сапогах и шапке с торчащими в разные стороны ушами. Абориген, стараясь казаться трезвым, нетвердым, "градусным" шагом отправился восвояси. А мы так сочувствовали бедолаге, ведь мало ли что может случиться на трассе! Оставалось только развести руками: вот так "прикалывается" мужик!

Домой вернулись поздно, к 6-ти вечера, и попали под так называемое "веерное отключение электроэнергии". По вторникам, четвергам и субботам с 17-ти до 19-ти нам придется готовить ужин при свете экзотической свечи, ставшей здесь нормой жизни. Поздним вечером на лестнице, ведущей на второй этаж, раздался громкий стук ботинок, а затем и голос вчерашнего ожиданца, Сергея Остапца. Не успел наш друг переступить порог, как полетела шутка о присвоении ему почетного номера на прием к Люси. Взрыв хохота на весь дом, о причинах которого новоприбывший даже не догадывается. Но, главное, ни от чего не отказывается. Ужин получил второе продолжение, теперь уже с гостем.

За трапезой идет живой обмен мнениями, впечатлениями. Здесь моя задача проста - уловить наиболее интересные детали общения и зафиксировать их на бумаге. Народ угомонился к часу ночи, а я продолжаю бодрствовать у печки на лавочке и, как могу, "изголяюсь" на бумаге. Не то, чтобы совсем, а так, чуть-чуть. И ладно, баиньки, завтра новая радость - гора! Ба-ай! Ду-уй!

05.02. Четверг. "Лечу это я, лечу:"

День выдался удивительно солнечным. Без защиты очков на снежные склоны смотреть больно. Грех в такую погоду не взять с собой фотоаппарат. Кататься с ним неудобно, но ради истории придется потерпеть. Кресло медленно поднимает меня к вершине. Славское где-то далеко внизу, за спиной, а я, развернувшись от склона, делаю панорамные снимки. Солнце слепит, один глаз прикрываю, а второй кошу на разноцветные стайки пролетающих под "креселкой" лыжников. В приятных лучах по-весеннему пригревающего солнышка получаю энную дозу ультрафиолета. Почему-то нестерпимо захотелось в лето, к теплому морю, в прекрасную Ялту. К чему бы это? Наверное, старею.

Наверху ни ветерка. Ослепительные вершины притягивают взгляд. Казалось бы - горы, как горы. Но прозрачность воздуха! Как сказал бы поэт: ": воздух прозрачен и чист:". Видимость сегодня - километров на 50. А может и больше, кто знает? Прекрасное настроение сегодняшнего дня было омрачено: бугель западной стороны неожиданно вышел из строя и пришлось кататься на трассах Севера и Центра. Знакомство с северным склоном выдалось для меня неудачным. В какой-то момент я поймал кураж. Несусь вниз, только ветер посвистывает в ушах. Скорость при этом, а это важно для любого лыжника, контролирую. Впереди показался пятачок у бугеля с длинной очередью желающих подняться на вершину. К моему удивлению, перед подъемником оказался накатанный наст, скорее лед. Неожиданно "Остапа", то есть меня, "понесло". "Думайте сами, решайте сами "влететь или не влететь". "Лечу это я, лечу:" и размышляю: "Куда бы это мне, грешному, податься, где бы уж совсем остановиться, зафиксироваться?" В запасе какие-то доли секунды, показавшиеся вечностью. На выбор два варианта: либо "наскоком взять" жующих у кофейных столиков лыжников, либо: Выбираю менее кровопролитный вариант: на полной скорости врезаюсь в заборчик, что у входа на бугель. Хороши оказались бревнышки, прочные, зараза! Я не птичка, чувствительный удар моих 83 килограммов они выдержали. При этом основная нагрузка выпала левому колену, а роль амортизатора сыграла кисть правой руки. Вижу: народ замер, ожидая получить еще одного травмированного. С невозмутимым видом, сохраняя вертикальное положение, пристегиваю отскочившую лыжу и спешу на посадку. Боли не показываю, вроде так и было задумано, в том смысле, что останавливаться посредством препятствий из дерева для меня "самое обычное занятие". Пока окружающие в состоянии легкого шока, я уверенно сажусь в бугельное кресло и даю себе установку: нагрузиться, разработать места ушиба, чтобы потом не было "мучительно больно за собственную глупость". Ничего, живы будем и умнее. Гороскоп сегодня неудачен не только для меня, но и для нашей Люси, которая при первом же спуске повредила ногу. С трудом ей удалось спуститься к подъемнику. На предложение вызвать люльку со спасателями "крутая женщина" ответила категорическим отказом:

- Какие спасатели?! Сама доберусь!

На "креселке" Люся спустилась к камере хранения, где и ожидала окончания нашего рабочего дня.

В бугельном кресле познакомился с харьковчанином, старожилом Тростяна. Мой новый знакомый катается уже 5-й день и очень позавидовал нам, ведь снег выпал накануне, укрыв склоны с ледовой коркой. Интересно: я никогда не откровенничаю с малознакомыми людьми, но здесь за 5 минут подъема к вершине мой напарник успел многое рассказать о себе, о семье, о горе и прочем. Что называется "вывернулся наизнанку". "Своеобразный феномен, - подумал я, - ведь в комфортной обстановке, скажем дома, его рассказ мог бы растянуться на неограниченное время". Почти как в песне: 3 минуты вполне достаточно, чтобы поведать о "лав стори".

Наверху мой приятель дал уверенный прогноз на завтра: следует ожидать резкого ухудшения погоды. Над головой ясное чистое небо, огненный шар солнца стремится к закату и вот-вот скроется за горой. В небесном ультрамарине видна длинные белые шлейфы - следы реактивных самолетов, которые расчертили небо на замысловатые сектора. Сомневаюсь я, однако, по поводу погоды!

06.02. Пятница. Люсина нога.

Каково же было мое удивление, когда утреннее небо действительно затянуло тучами. В густой пелене тумана Тростян почти не виден. Термометр установился на отметке 5 градусов мороза. С лыжами наперевес дружно отправляемся к "креселке". В утренней прогулке стараюсь каждый раз увидеть что-то новое. Сегодня мой "степной глаз" обратил внимание на черный дым от высоченной трубы котельной спортивного комплекса "Динамо". Вроде ничего особенного, кроме одной детали: струйка дыма поднималась абсолютно вертикально, будто кто-то там, наверху, специально направляет дым по длинной "небесной линейке".

Безветрие - характерная черта погоды февраля в Славском. Об этом мне ярко напомнил день отъезда домой в прошлом году. На вокзальной платформе в ожидании поезда мы стали свидетелями маленькой сказки. На перрон совершенно отвесно тихо падали красавицы-снежинки. Небесный художник старательно отмерял расстояние между ними и нанизывал на тонкие невидимые нити, укладывая на чуть подтаявший наст. Чудо! Фа-фа-ля-ля, а нашу страдалицу Люсю отправляем в привокзальную "больничку".

Увы, зимний сезон открывается не только для лыжников, но и для врачей. Причем врачи открывают его после того, как неудачники "закрывают". Иногда в день приходится гипсовать 5-6 переломов, а в выходные, при наплыве отдыхающих, число их может значительно возрастать. Как правило, здесь две основные причины: принятие критической дозы спиртного "на грудь" и неумение начинающих лыжников передвигаться по склону, а точнее, группироваться при падении. В прошлом году мы стали свидетелями тяжелого перелома из-за плохого снаряжения, взятого в прокате. Это тот случай, когда лучше заплатить дороже, согласно известной английской поговорке. В больницу Люсю доставил Н.Ф., за что мы ему очень благодарны.

В пути к Тростяну забегаем в "больничку" приложиться "к Люсиной ноге". Результатов обследования пока нет, и мы, высказав улыбающейся Людмиле возможные слова поддержки, спешим на гору.

На вершине только одно желание: кататься, кататься и еще раз кататься, как заве: Стоп, эту фразу я уже где-то слышал! Шучу. Главное - вчерашние ушибы забыты. Восстановиться помогла подружка-гитара, за которую я ухватился после завтрака. День полностью отдан спортивной трассе Центра, разбитой лыжниками до дерна и льда. Скользко. Склоны покрылись темными проплешинами - результатом работы солнца. "Чайникам", к коим отношу и себя, расслабиться удавалось на небольшом участке перед подъемником, так что для меня это было не просто катанием, а борьбой за выживание на склоне. Хочется скользить быстро и непринужденно, но перепрыгнуть через новую ступеньку в уровне катания не удается. Всему свое время.

Обратный путь лежит через больницу. Приятная новость: Люся, благодаря заботам Н.Ф., уже дома, перелома нет - растяжение связок. Хорошо-то, хорошо, но ничего хорошего - гипс наложен в полноги. Человек стойкий и закаленный, Люся вида не подает, что ей трудно и обидно: всем кататься-наслаждаться, а ей только оценивать наши впечатления. Интересно, что местные жители, как правило, небольшого роста. "Отсутствие присутствия" кровосмешения на протяжении веков привело к тому, что бойки явно отстают от общемировой тенденции к увеличению роста. Имеется в виду рост физический, а не численность населения. Бойки общительны и контактны. В разговорах не раз замечал, что далеко не всегда успеваю следить за "полетом мысли" собеседника, уж очень быстро ведется разговор. К тому же диалект на западной Украине специфический, нам не привычный. Как известно, в Западной Украине живут три основных народности: бойки, гуцулы и лемки. Никогда не подозревал, что у них могут быть какие-то проблемы во взаимоотношениях. Так, в приватной беседе с Семеном Н.Ф. произнес глубокомысленную фразу:
- Семен, Бойкi: Бойкi - то хорошi люди, а гуцули i лемкi: То гiвно!
Тем не менее, ко всем приезжим у местного населения отношение ровное и приветливое. Это и понятно: туризм для большинства населения Славского - основной источник доходов, хотя нелюбовь к "москалям" как угнетателям все-таки остается. Это то, что уже "сидит в генах", поэтому в качестве эпиграфа и был выбран анекдот, имеющий конкретную почву.

День завершился посещением сауны. Замечательно, ходить далеко не надо - только спуститься на первый этаж. Нужно отдать должное хватке и трудолюбию Н. Ф., который, перегородив воду, создал оригинальный пруд-накопитель. Вода из него самотеком поступает внутрь сауны, в бассейн, и следует дальше к реке Славка. В сауне, как и положено: парная, просторная комната отдыха, туалет, душевая комната и вышеописанный бассейн - гордость хозяина. Можете представить, как приятно окунуться в чистой прохладной водице после прогрева с березовым веничком! Сауна не только необходимый и желанный атрибут сельского дома, но и маленькое предприятие: очередь в нее расписана на несколько дней вперед. Такая нагрузка создает большую головную боль Н.Ф., но и приносит ощутимую прибыль.

После бани вышел окрыленным. Захотелось чего-то "высокого и душе приятного". Устроили коллективное пение под гитару, в котором главным был визборовский "Домбайский вальс": "Лыжи у печки стоят, гаснет закат за горой:". Как это близко нам, сидящим у дышащей жаром печки, в которой потрескивают буковые дрова!

07.02. Суббота. Менталитет. "Чайница".

День, отмеченный наплывом отдыхающих и окончанием студенческих каникул. Дело идет к потеплению, в поселке утром +1, успеть бы накататься вволю, пока склоны не разбиты окончательно!

Поднимаясь к Тростяну, нашел ответ на давно мучавший меня вопрос: "А что это за следы тянутся под "канаткой" до самой вершины?". Все очень просто. Рабочий день начинается не только у нас, отдыхающих, но и у многочисленного собачьего поголовья, с сизифовым упорством поднимающегося от поселка к бугельным подъемникам. Наверх собак тянет не желание полюбоваться природой, а реальная возможность прокормиться. Еду наши четвероногие друзья находят у кофеен - колыб, расположенных на склонах горы. Лыжники, завидев шустрые просящие мордочки, обязательно что-нибудь бросят животному, поэтому собачки, прямо скажем, далеко не бедствуют. Это тот случай, когда "и волки сыты, и овцы целы:": во время лыжного сезона хозяева своих чад не кормят. Ответ на второй вопрос пока не нахожу: "Почему, как и местные жители, собаки Бойкивщины тоже маленького роста и такие же вялодобродушные?". К примеру, голос довольно милого песика Н.Ф. за дни пребывания в Славском мы услышали всего лишь раз. Так, "брехнул на всякий случай".

Катание сегодня в удовольствие. Нагружаем себя максимально. В очереди на подъемник произошел странный, на мой взгляд, эпизод. С Алексеем стоим у бугеля базы "Динамо" и, потихоньку передвигаясь к месту посадки, обмениваемся впечатлениями. Вдруг к Леше обращается молодой человек:
- Нет ли спичек?
После отрицательного ответа (Леша не курит), такой же вопрос адресован и мне. Но как!
- Выбачаюсь, чи немаэ у пана сiрникiв?
Интересно, почему ко мне обратились не на "великом и могучем", а на "рiдной мовi", ведь общались-то с Алексеем на русском?!

Веселого рядом много, "смешинку" нужно только разглядеть в череде будней. Так, после очередного спуска отдыхаю на абсолютно ровной площадке у бугеля. Никого, тихо. От мокрых перчаток струится пар. Втыкаю лыжные палки в снег и развешиваю на них "свои руки". Команда еще на трассе, и я от нечего делать наблюдаю за асами-лыжниками. Для меня это своеобразный университет. Неожиданно из-за бугра прямехонько на меня летит разукрашенная "фомина" и чуть было не сбивает с ног. От сильного удара еле удерживаю равновесие, а барышня тихо оседает в сугроб. Как джентльмен, подаю ей руку:

  • У вас, - говорю, - клипсы на левом ботинке расстегнулись!
  • А, спасибо! - запыхавшись отвечает собеседница.
  • И на правом расстегнуты!
  • А, большое спасибо! - и отряхивает налипший на комбинезон снег.
  • Вижу - смеется, а у самой от тающего снега тушь по лицу струйками стекает.

Понятно, что и на склоне женщина хочет быть привлекательной, но следующее ее изречение "бьет меня наповал":
- А Вы не могли бы немного отойти в сторону, а то : Вас трудно объехать!
Тут уже смеюсь я: в безлюдном месте! "Чайница"!

08.02. Воскресенье. Сюрприз на спуске.

Погода не меняется. Тростян по-прежнему в тумане, а долгожданного снега все нет. "Канатка" встретила нас очередью желающих подняться к вершине. Терять время в томительном ожидании не хочется и мы отправляемся к Центру в тентованном грузовике. ГАЗ-66 поднимался по такому крутому склону, что даже мне, автомобилисту, временами было не по себе. Казалось, еще секунда - и мы полетим вниз со скоростью лыжника. Благополучно преодолев все ухабы разбитой дороги, пристраиваемся в длинный хвост очереди на подъемник.

С вершины спустился на Запад. Одна из веток подъемника вышла из строя и я угодил в толчею у работающей. Попал, что называется, в "западню на Западе"! Так в очереди был потерян драгоценный час катания.

Как обычно, в 15:30, после сбора у базы "Динамо", наша колонна дружно отправляется вниз. Дело привычное, но сегодня снова пришлось вспомнить о менталитете. В условиях малоснежья мы нашли обходной путь в огородах домов, прилегающих к "креселке". Так и гоняли целую неделю без особых проблем. Первым сегодня шел Сергей и у знакомой лазейки в заборе плавно улегся на мерзлую глину. Хозяину огорода, видимо, надоели шныряющие туда-сюда лыжники. Чтобы досадить нам, у входа в лазейку он навалил приличную кучу конского навоза. Хорошо-то хоть конского! Семен и Костя следовали вслед за Сергеем и, не желая разбивать лыжи о близлежащие камни, птичкой "взмыли над вонючим препятствием". Маневр Косте явно не удался, и он на скорости врезался в заборную жердь. Слава богу, по касательной, без особых последствий. Нашему раздражению, естественно, не было предела. Возмущаясь неслыханным хамством, команда осторожно спустилась к камере хранения. Мало ли что нас ожидает дальше! Перегруз "сюрприза" на спуске немного скрасил глоток ароматно парующего винца с лимончиком. Вечер завершился в баре прекрасного санатория "Славский". Благо он в 100 метрах от нашего дома. На выход "в свет" отважилась даже Люся. Как же, ведь еще не все комбинезоны надеты!

Воскресенье, а посетителей в баре немного, и нам никто не мешает веселиться. Музыкальная программа бара себя исчерпала, и настал черед камерной музыки. Почти как в популярной песне Константин принес гитару и мы тихим голосом попели. Степень выпитого позволила держать то

нус на "высоком идейном и художественно-политическом уровне" до конца вечера.

09.02. Понедельник. Пауза.

Решил сделать паузу в катании. Необходимо собраться с мыслями и зафиксировать упущенные события в дневнике, уделить особое внимание любимой женщине - гитаре, до которой руки дома просто не доходят.

Команда собирается на Тростян, а я отправляюсь в поселок за хлебом. Солнце пригревает по весеннему: +5. Капает, звенит веселая капель. Дороги покрылись темной ледовой кашей. Южные склоны холмов, обступивших Славское, обнажились. Если погода будет развиваться в сторону дальнейшего потепления, у нас, наверняка, возникнут проблемы с катанием.

В пути до "креселки" каждое утро проходим мимо необычного памятника, стоящего у реки. Осмотреть его все не хватает времени. Наконец-то, удовлетворяю свое любопытство. На высоком постаменте установлены три бетонных лепестка, символизирующих вечный огонь. На гранитной плите выбиты имена повстанцев УПА, погибших за "В?льну Укра?ну". Автором идеи и организатором строительства памятника выступила мать троих покоящихся здесь бойцов. Торжественность композиции придают два двуколора: национальный и черно- красный УПА.

В Славском мне интересно все, в том числе и архитектурный стиль частных строений. Как правило, это добротные двух- трехэтажные деревянные дома со своеобразной отделкой, характерной для Западной Украины. Приятная цветовая гамма лаков и красок, умелое их сочетание радуют глаз. Бойки - прекрасные строители. Блестит, сверкает на солнце небольшая ухоженная церковь. На ее фасаде дата постройки - 1901 год. Чувствуется, что славчане любят свой поселок. Его улицы носят имена выдающихся людей: Сагайдачного, Шептицкого, Франко, Ивасюка. Несколько неожиданно на общем фоне выглядит разве что проспект имени "москаля" Юрия Гагарина. Невольно сравниваю названия славских улиц с некоторыми запорожскими. Каким же глубоким "полетом мысли" нужно обладать, чтобы поселить людей на Фильтровой, Водопроводной, Радиаторной, Трансформаторной улицах и даже улице Развлечения! На последней для полного антуража осталось только повесить красные фонари.

В одном из внутренних двориков мое внимание привлекло странное, на первый взгляд, сооружение в форме шалаша. Великолепно отделанный резьбой по дереву объект, как в известном фильме, "обозначался двумя знаменитыми буквами "Мэ" и "Жо". Оригинально, браво хозяину! Говорят, что о развитии общества можно судить по его отношению к названным буквам. У данного конкретного хозяина с "этим делом" все в порядке.

Подошло время "вбрасывания". На лестнице слышен знакомый стук ботинок и оживленные голоса. Мой первый вопрос:

  • Как там, наверху?
  • Народу поубавилось! - что ж, нам это подходит.

10.02. Вторник. Черная метка.

Чудесная погода. Небо в легкой дымке, дует слабый ветерок, +-1 . В привычной разминке до "канатки" повстречали двух женщин с ведрами на коромыслах. В ведрах, к счастью, плескалась вода. Хотя счастье оказалось "худое". Увы, в прогнозе я ошибся - это была "черная метка". Не успели мы подойти к "канатке", как прекратилась подача электроэнергии и сидящие в креслах лыжники надолго зависли над Тростяном. Из своеобразной ловушки их удалось вызволить минут через 20, когда заработал дизельный двигатель. "Зависнувшие" благополучно добрались до вершины, а нам предстоял томительный час ожидания, пока напряжение в сети не возобновилось. Катание просто чудо: очередей нет, легкий ветерок, снег мягкий. Черно-белое однообразие горы сегодня нарушил ярко раскрашенный параплан. Аппарат, напоминающий огромную птицу, медленно парил вдоль склона. Его красно-желтое оперение фантастически красиво смотрелось на фоне Тростяна и высоченных елей. Через несколько минут полета лыжник, управляющий парапланом, приземлился на площадке у подъемника. Красиво!

Должен отметить, что индустрия отдыха здесь работает исправно, к удовольствию как местных жителей, подрабатывающих этим занятием, так и отдыхающих. Если вы проголодались, любая кофейня предложит вам кофе и чай, шашлык и сосиски при широчайшем выборе горячительных напитков.

Незаметно к концу дня подкралась усталость. Решаю еще раз скатиться с вершины и - домой. Наверху обнаружил досадную неприятность: сломано крепление. Вот вам и ведра с водой! Пристегнуть лыжу к ботинку самостоятельно мне не удается, нужна посторонняя помощь. "Посторонним" вызвался быть Сережа Остапец. Две секунды - и с помощью лыжной палки ботинок пристегнут. Что значит многолетний опыт, который, как известно, "не пропьешь"!

11.02. Среда. Сауна.

Несмотря на "грязную работу" солнца, каталось хорошо. Южные склоны подтаяли основательно, что особенно было заметно у базы "Динамо": лавирую между темными пятнами открывшегося грунта. Наши организмы приняли "жесткие правила игры" и после мощных ежедневных нагрузок работают в режиме "усиленного жора", что особенно заметно с приближением часа "икс". "Кукушонок-желудок" безошибочно объявляет:
- Стоять, уважаемый! Московское время 17 часов и столько-то копеек! К приему пищи приступить!

Нужно отдать должное Люсе, почетную миссию домохозяйки она выполняет на "отлично". То, что пища у нас вкусная, легко просматривается к концу "вбрасывания" - на столе "чисто поле". Поесть в мужской компании каждый "не промах", но среди нас наметился явный страдалец - Леша Безух. Кажется, разбуди его среди ночи и спроси:
- Ну что, Леха, может чуток перекусим? - он отреагирует моментальным подъемом и секундной готовностью к приему пищи. Неуемный аппетит нашего товарища вызывает отеческую улыбку: парень молодой, студент, организм еще формируется - значит так надо. Вечером нас ожидала сауна, которую отважилась посетить даже Люся. По ее просьбе роль банщика выполнял Семен. После парной нашей дражайшей женщине захотелось искупаться в бассейне. Чего только не сделаешь, если женщина просит! Опираясь на высокие перила бассейна, Семен с трудом удерживал нашу "прима-балерину" за больную ногу. Их живописная трапеция успешно работала до тех пор, пока Люся не сделала критический наклон и центр тяжести не сместился. Люсина голова немедленно ушла под воду. Семену пришлось изрядно потрудиться, чтобы привести купание к благополучному завершению.

Позже, при наличии энного количества бутылок словацкого пива, в сауне "оттягивалась" мужская половина. Оглянуться не успели, а часы показали 2 ночи. Послебанные посиделки с

сыном Н.Ф. Олегом завершились за "рюмочкой чая" как всегда поздно, около 4-х.

12.02. Четверг. День последний: "От дождя не спрятаться, не скрыться:"

Подъем прошел по графику, в 8:30. Сегодня у нас день, который у лыжников не принято называть последним. Просто завершающий день катания. Утреннее небо разразилось мелким моросящим дождем. Тростян в сплошной пелене тумана и почти не виден. Месить грязь в дорожных лужах нам не хотелось, поэтому решили воспользоваться услугами Н.Ф., который доставил нас к "канатке" на машине. Странно: на посадку никого! Второй тревожный симптом: еще только начало дня, а лыжники дружно возвращаются домой. Действительность оказалась мрачной: на вершине дождь и туман, а под ногами крепкая корка льда. Решаем с Семеном уйти траверсом на Запад, а затем вернуться к Центру. На Западе снег подтаявший и не так скользко, но дождь лупит не переставая. Мелкие капли оседают на стеклах очков и, стекая тонкими струйками, очень мешают обзору. Кататься без очков еще хуже - на скорости водяная пыль больно впивается в лицо. Пришлось повозмущаться: "Как это конструкторы до сих пор не придумали на лыжные очки что-то вроде автомобильных дворников?!".

Дождь сделал свое дело: разогнал катающихся, явно "подмочив и нашу репутацию". Конфликтовать с природой напоследок не хотелось. Еще пару раз скатившись с вершины, со спокойной совестью отправляемся домой.

В сложных метеоусловиях я откатался благополучно, без падений. Сломанное крепление починить не удалось, так что в определенной степени рисковал. Обычным маршрутом спускаемся вниз. Иногда останавливаемся, чтобы осмотреться. Там, где еще вчера лежал снег, сегодня остались лишь одни воспоминания. Осваиваем целину. Пролетая мимо знакомой лазейки в заборе, тихо злорадствую: "Нет, голуба, не найдется столько дерьма, чтобы обложить все трассы!" От базы "Динамо" Семену удалось дозвониться к Н.Ф., и через полчаса, совершенно мокрые, сидим в теплой машине и с грустью поглядываем, как по дороге текут уже не просто ручьи, а настоящие реки. Идет фронтальное потепление "от которого не спрятаться, не скрыться:"

Окончание лыжного сезона отмечаем в новой столовой Н.Ф. Вечер с хозяевами дома прошел весело, с пением под гитару, фотографированием на память, и при наличии прекрасной водочки львовского разлива. 3 ночи. Команда спит, а я под воздействием допинга в виде крепкозаваренного чая, пишу дневник. Пора и мне отдохнуть, завтра отъезд.

13.02. Пятница. Комедиант.

Утро выдалось пасмурным. В густой пелене тумана снова припустил мелкий обложной дождь. После ночного веселья сборы идут вяло. Прощаемся с любезными хозяевами и под хлюпанье ботинок медленно идем к вокзалу. Снег почти сошел, но упорный брат-лыжник по-прежнему стайками вываливает с подошедшей львовской электрички. Да, погода приехавших явно не обрадует. Мы - счастливчики, ведь судьба подарила нам 10 прекрасных дней, незаметно перешедших в разряд истории. А пока едем до станции Стрый. Пьем чай не скучая. Пустые разговоры чередуются приколами вроде очередного Люсиного перла:
- Сережа! Подай мне, пожалуйста, газету! Да нет, не эту, а ту, что у тебя между ног!
Считаю его фразой дня.

Очередная электричка и новое ожидание. Наше веселье неожиданно прервал хорошо одетый молодой человек. Опираясь на палочку, "вишуканою укра?нською мовою" калека просил о денежной помощи для проведения дорогостоящей операции. Чтобы никто не усомнился в правдивости истории, юноша демонстрировал полный портфель документов с печатями, подтверждающими наличие болезни. Жалобная тирада еще не закончена, но я уже наклонился к уху Семена: "Это профи!". Рассказ новоявленного Остапа был каким-то уж очень заученным и напомнил мне экскурсовода в захудалом музее. С чинным видом "калека" похромал дальше. Самое интересное нас ожидало впереди, когда при выходе из электрички мы снова столкнулись со знакомой фигурой. Нагруженные рюкзаками, мы шли со "скоростью инвалида". Каково же было наше удивление, когда через 20 метров произошло "чудо исцеления": "хромой", оглянувшись по сторонам, быстро выпрямился, приобретя завидную осанку. Затем воткнул палочку под мышку и, прикуривая на ходу, обогнал нас со скоростью курьерского поезда. Только мы его и видели! Кульминация эпизода была все-таки чуть позже. В кассовом зале Центрального вокзала мы снова заметили хромающего знакомого, который разыгрывал ту же комедию. "По Остапу" мы стали свидетелями одного из тысячи способов добровольного отъема денег у доверчивого населения. Что ж, каждый зарабатывает на жизнь, как может.

Купив билеты, делаем чартерные ходки к вагону. Мое второе появление с рюкзаком на платформе для львовской милиции показалось подозрительным:
- Что это Вы носите и куда, собственно, едете? - с гонором обращается ко мне салага- сержант.
- Лыжи, - отвечаю.
В глазах стража порядка явное недоверие и я повторяю:
- Командир, в чехле лыжи! Хочешь убедиться? Пожалуйста!
Снимать чехол бедняге не очень хотелось и я спокойно отправляюсь дальше.

Поезд плавно набирает ход и мы готовимся к "плановому праздничному" ужину. "Гудеж" открылся уверенной и утверждающей фразой Семена:
- Мы будем гулять и пить всю ночь!
Новость, которая меня уже не поражает "своей новизной".

Оглушительный смех стоял и до и после "приличного" времени. Бедные соседи! В шумном времяпрепровождении особо отличался наш "человек без комплексов" - Константин. Его комментарии поездной жизни слышались во всех концах вагона и утомили не только пассажиров. Окружающим не помогло даже вмешательство бригадира поезда, чье купе оказалось рядом. После сделанного замечания компания на минуту притихла, но затем снова развернула "гудеж" в полную силу. Усталость разгульной жизни все-таки сказалась, и в начале первого ко сну отошел Семен, а за ним и остальные. Только "герой нашего времени" Константин все еще порывался к дальнейшему общению и требовал "продолжения банкета". Как я уснул - не помню.

14.02. Суббота. Хорошее быстро заканчивается: Нет, хорошее только начинается!

Медленное течение жизни в поезде - утомительно. Вагонное купе превратилось в "избу-читальню" - во Львове были куплены свежие газеты. Информационный голод чувствуется. Славский "Союздрук" предлагал только украинские издания. Ничего против них не имею, но по любимой "Комсомолке" соскучился. "КП" и ближе, и интереснее, и роднее. Источниками информации о жизни на "большой земле" для нас были мой портативный приемничек и телевизор, работавший в оригинальном режиме: либо изображение, либо звуковое сопровождение. Чаще выбирали второе. Началась олимпиада в Нагано, и очень обидно было следить за перипетиями борьбы за медали "втемную". Это все равно, что "заочно обедать".

После бурного вчерашнего возлияния почти не пьем. "Финансы давно поют романсы", а ведь предстоит еще сделать взаимозачет по общим расходам. На остановках народ выходит подышать свежим воздухом, а я упорно продолжаю лежать. Сквозь сон слышу недовольное ворчание пожилой пары из соседнего купе:
- Ох, эти спортсмены нам вчера и дали!
Окончательно разбудило яркое, почти летнее солнце, сопровождавшее нас весь этот длинный и не очень интересный день. К великой радости под рундуком обнаружил пропавший вчера блокнот с записями. Вагонную скуку разбавляю изложением последних мгновений путешествия. Впереди ждет лишь ужин и подготовка к выходу. Приходится с сожалением признать, что у всего хорошего есть одно неприятное свойство - заканчиваться.

Эпилог.

"Остановись, мгновенье, ты прекрасно!"
Яркие впечатления и общение с друзьями дали новый заряд эмоциональной и физической энергии. Теперь будем снова мечтать и с радостью вспоминать дни, когда было хорошо и весело. Нам. Там, наверху. А может быть и петь. Как там у Визбора?
": но обещайте помнить
И не гасить костры.
До после возвращения,
До будущей горы:"
До будущей горы, друзья!

С любовью к Вам,

Александр Супрун.

© RASC.RU - информационно-аналитический сайт о горных лыжах, 1995-2016

Вход | Регистрация