На лыжах с гор

skinet
Member of skinet topsites
На лыжах с гор... Russian Alpine Ski Club
Версия для печати

Безенги-Приэльбрусье. Июнь 2005.

Ксения Свердлова

Фото: Владимир Горбенко, Максим Солдаткин, Ксения Свердлова

Так получилось, что среди тех немногих районов Кавказа, где мне не пришлось бывать, был и район Безенги. Я попала туда только в прошлом году, в начале сентября. Всего на неделю, но ее хватило, чтобы этот район прочно занял место в моем сердце. С другой стороны, недели хватило (или не хватило) также и на то, чтобы твердо решить, что сюда надо обязательно вернуться следующим летом.

Собственно, я-то хотела приехать в Безенги в альпинистский сезон, чтобы на вершины сходить. Но так уж получилось, что из моих друзей уже никто ни на какие горы не ходит, а ходят, в лучшем случае, в походы с детьми. Ехать в альплагерь с незнакомыми людьми, записываться в чужое отделение... Вобщем мне этого не хотелось. И я стала от праздного интересу посматривать в интернете, а что бы такое-эдакое можно там найти, в смысле - в горы. Была даже мысль - записаться в команду приключений Альпиндустрии на Мак-Кинли, но испугали холода...

Вот так случайно мне и попались на глаза программы backcountry на сайте RASCа. В программе, правда, позиционировался район Приэльбрусья, но когда мы списались с Кириллом Анисимовым, выяснилось, что в этом году планируется выезд в Безенги. Для меня вопрос был решен.

Встал вопрос снаряжения. На чем идти? Ски-тура у меня нет (если не считать Бескидов, оставшихся со времен покорения Саян и Кодара), покупать вроде пока не собираюсь... Из горных лыж имеются видавшие виды Salomon Xscream и слаломные Salomon Equipe 10 3V, уж явно для этого случая не подходившие. Так что делать нечего, берем Xscreamы. Адаптеры мне одолжили, камуса обещал взять Кирилл.

Из Москвы собирались ехать еще два молодых человека, Александр и Максим, мы списались, чтобы купить билеты на один рейс, и на этом наше предпоходное общение закочилось. Меня немного смущало, что люди незнакомые, ну да ладно, Кирилла же я знаю, успокоила я себя.

В Минводах нас встретили Кирилл и Игорь (Комаров), мы погрузились в «газель» и потряслись в сторону Безенгов. Ехали не быстро, с остановками, «газель» попалась современная, инжекторная, у нее периодически перегревался бензонасос (или что-то там еще), приходилось ждать пока остынет. С горячим ехать никак не хотела. К ужину все-таки добрались до лагеря. Накрапывает дождь. Нормально. Ну вот, наконец-то я снова здесь.

Вид на лагерь
Вид на лагерь

Вечером распределяем продукты на заброску в хижину в Теплом Углу. Завтра пойдем туда акклиматизироваться. (Потом оказалось, что продуктов забросили туда столько, что все пришлось нести обратно).

Утро встречает нас солнышком и голубым небом. Правда, тучки не ушли, они только расступились, но это же Безенги! Кирилл бежит впереди - ему что, он в Терсколе живет. Мы плетемся за Игорем. Игорь ходит медленно, но без остановок. Интересно, а завтра как я пойду, с рюкзаком, без остановок-то? Периодически накрапывает дождик, но идти не мешает.

Хижина в Теплом Углу
Хижина в Теплом Углу
Хижина в Теплом Углу
Хижина в Теплом Углу

Когда подходим к хижине, уже наполз холодный туман. В хижине два человека, собираются завтра на Гидан. Папа с сыном. Папе 73 года. Вот бы и нам так, в 73-года то... Стены хижины изнутри оклеены плакатами советских кинофильмов, почти все из них - незнакомые. Вот интересно, вроде бы я как раз в это время и росла. Ну что ж, надо идти вниз. Завтра мы вернемся сюда уже с ночевкой. Быстро обедаем и спускаемся. На спуске, уже почти у входа в лагерь, нас наконец настигает проливной дождь. Почему-то нет горячей воды, но мы уже влезли в душевую и даже разделись, так что выхода нет, придется под холодной. Все равно хорошо.

Вечером собираем на завтра рюкзаки. Привязываю лыжи, примеряю. Мама дорогая! Видимо я сильно изменилась в лице, потому что Комаров тут же предлагает мне взять вместо моих его запасные скитуровские лыжи. Отставку Xscreamам и адаптерам! Берем Radarc, выигрываем, по-моему, килограмма 4-5. Господи, и ходила же я раньше с тяжелыми рюкзаками, и ничего...

Всю ночь льет как из ведра, в том числе на Сашкину кровать.

После завтрака выходим. Только собрались - обнаружилось, что одна из моих палок-телескопов приказала долго жить. Комаров злится, говорит, что с такими доисторическими палками только в музей. Кирилл пробует ее починить, но увы - это навсегда. Ситуацию спасает начспас (на то он и начспас) Виктор Михалыч, выдав мне палку из личных запасов. Наконец выходим.

У водопада
У водопада
Кирилл
Кирилл
Саша
Саша

Погода ничего себе, дождик перестал, не жарко. Эх, правильно я сделала, что взяла вместо треккинговых ботинок пластик. С тутошними погодами - самое оно. С непривычки ноют плечи. Кошмар, так без остановок и идем. Если не считать одной коротенькой у водопада - одеться/раздеться. На подъеме от речки в Теплый Угол сдаюсь - очень хочется пить. Все очень рады, т.к. пить хочется всем. Идем дальше. Начинаю потихоньку отставать. Противная сыпуха! По-моему, вчера хижина стояла гораздо ближе...

Ребята уже осваивают территорию, разложили куртки, сушат, пока солнышко есть. Сидим на камнях, балдеем. Разговор ни о чем, горы кругом, дышат: туман то подступит, то отойдет. Беру коврик, устраиваюсь на ровном месте. Не хочется думать ни о чем, просто хорошо и все. Все хорошее длится недолго, туман подступает окончательно и безповоротно, из него сеется то ли дождь, то ли снег. Ребята решают сходить на разведку на близлежащий гребень под Архимедом, посмотреть сверху путь нашего завтрашнего подъема. Мы с Игорем остаемся дома.

утро в Теплом Углу
Утро в Теплом Углу
Подъем на перевал Укю
Подъем на перевал Укю
Арбуз
Арбуз
вид в долину Думалы
вид в долину Думалы
спуск с перевала
спуск с перевала
Игорь Комаров
Игорь Комаров
мы у хижины
мы у хижины

Хорошие новости - наверху всюду снег, можно идти на лыжах прямо от хижины. Ночью поливает, под утро дождь сменился снегом, все засыпало. «Вот такое хреновое лето», - говорит Комаров в камеру. Нормальное лето! Идем по свежему снегу! Погода - как на заказ. Солнце, ни единого облачка. Без рюкзака-то - совсем другое дело! Часа через три выходим на перевал Укю. Справа вершина Укю, слева Урал. Впереди за перевалом долина Думалы. Снимаем камуса, надо спускаться. Склоны широкие, раскатистые, снег отличный. Ух, как здорово! Каждый рисует свой след. Настроение на 5 баллов. Внизу снег становится более «кашным», но все-таки удается доехать прямо до хижины. Жалко, что так быстро. Идешь, идешь вверх часов несколько, а спускаешься отсилы минут 30. И это со всеми остановками, съемками, разговорчиками.

Вниз от хижины по тропе идем почти бегом. Насколько это возможно с торчащими лыжами, которые смещают центр тяжести рюкзака свовсем не туда, куда надо. Однако от дождя мы убежать не успели, он опять настигает нас в том же месте на подходе к лагерю. И опять проливной. Ну так мы ж в Безенги!

Ура, есть горячая вода! Очень хочется есть, а ужин никак не наступает. Стараемся о нем не думать и ведем у нас в комнате всякие интеллектуальные разговоры, навеянные кучей интеллектуальных книжек (!), которые привез с собой Макс. Однако Сашка каждые полчаса спохватывается и смотрит на часы. Но нет - до восьми еще далеко! Завтра мы никуда не идем, отдыхаем. Послезавтра - в Джанги-Кош. С нами пойдет Михалыч. Ночью опять поливает.

Уллуауз
Уллуауз
Кирилл

Утро дня отдыха начинается с чашки настоящего кофе (я не поленилась привезти даже «жезве») с яблоком, припасенным Максом со вчерашнего ужина (мы его все-таки дождались). Читаем книжки. Сначала мы с Сашкой смеялись над Максом - когда он вынул из рюкзака увесистую пачку книг. А потом как-то незаметно для себя всю эту пачку и разобрали. Я читаю учебник по геологии. Днем дождик ослаб, почти даже кончился, так что можно поснимать окрестности. Весь склон над лагерем (в березовой роще) зарос рододендронами. А в сентябре там было все усеяно брусникой. Макс ушел на фотосессию куда-то надолго. Тем временем дождь кончился совсем, вышло солнышко, все тут же стали вытаскивать вещи на просушку. Ни одного свободного места на перилах корпуса и на травке разноцветные пятна спальников, курток и ботинок. Спустилась группа прибалтов. (Мы долго спорили между собой - на каком языке они говорят. Понятно, что из прибалтики, но откуда? В конце концов я просто подошла и спросила. Оказалось - из Латвии). Они пытались сходить на пик Брно, но их развернула непогода. Ну надо же - а нам так повезло! Вобще в лагере народу немного. Кроме нас и прибалтов еще группа каких-то , как мы решили, у-шуистов. Потом оказалось - йогов. Разномастная такая группа, и молодежь и пожилые, и спортивные, и вроде не очень. Они занимались своей гимнастикой с палками и иногда ходили в треккинг в сопровождении Адельби. Альпинистский сезон начинается позже, в июле.

Ночью опять дождь. Сашка переехал на другую кровать.

Утром собирались выйти до завтрака, но Михалыч сказал, что пока идти опасно, т.к. всю ночь поливало и с большой вероятностью пойдут камни. Надо подождать пока чуть просохнет. На завтрак мы не записаны, поэтому пьем чай у Михалыча на втором этаже. У меня сдохла вторая палка - не сдвигается, решила ее на всякий случай не трогать, а то сломается совсем. Пойду как есть, как с обычной.

подъем в Джанги-кош
подъем в Джанги-кош
подъем в Джанги-кош
подъем в Джанги-кош
подъем в Джанги-кош
подъем в Джанги-кош

Дождик перестал, но пасмурно, вот-вот пойдет снова. Ну и хорошо, идти не жарко. Стараемся побыстрее проскочить по карману ледника под камнеопасными склонами. Начинается дождь, переходящий в снег. Снег под ногами начинает проваливаться. Пора одевать лыжи. Михалыч одевает снегоступы. На лыжах идется гораздо бодрее. Поворот ледника. Решаем идти левее ледопада, там где обычно проходит тропа. Сейчас все под снегом. Некоторое время идем на лыжах, потом приходится их снять - слишком круто. Наверху метет. Порыв ветра снимает с Комарова плащ, завязанный на шее, и накидку с рюкзака. Плащ Сашка поймал, а вот накидка пошла в счет жертвоприношений. Стены не видно, низкие облака. Все белое. Это напоминает мне Кодар зимой. Лыжи пришлось снять еще раз на подходе к хижине на крутом взлете. Вот и хижина. Это здорово, что она есть, спать в палатке на снегу в такую погоду... Пьем чай, беседуем. Спрашиваю Михалыча - куда тут на шхельду ходят. Да вон там, говорит, на краю обрыва. Топчу тропу. М-да, крутоватенько будет, не дай Бог соскользнешь. Зато с видом на Шхару.

Дыхтау
Дыхтау
Шхара
Шхара
Шхара
Шхара
в цирке Селлы
в цирке Селлы
Игорь Комаров
Игорь Комаров
Селла
Селла

Ночью горностаи гоняют мышей. Мыши носятся под крышей с жутким топотом. У них там что, копыта?

Утром Михалыч встал первым, тихонечко, чтобы нас не разбудить. Но я все равно уже не сплю. Вылезаю из спальника, выхожу на улицу... Погоду заказывали? Все открылось, Стена в натуральную величину. Это что, Кавказ? Масштабы какие-то памирские. Народ постепенно подтягивается из хижины. Михалыч показывает маршруты на Шхару, пик Руставели, Джанги, Гестолу. Не спеша, с расстановкой, завтракаем и выходим наверх в цирк Селлы. Подъем от хижины крутоват, на снегу утренняя корка, поэтому идем в кошках. У Кирилла кошек нет и камуса хреновые, ему приходится идти прямо в лоб, чтобы лыжи не проскальзывали. Постепенно снег отпускает, кошки уже не нужны. Прямо перед нами южные склоны (стены) Дых-Тау и Мижирги. Справа остается пик Варшавы и пик Селлы. Хорошо просматривается ледовая 3Б на Селлу, лед на солнце аж блестит. Ветра нет, жарко. Идем до высоты 4050. Это небольшой каменный гребень. Оттуда начинаем спуск. Несмотря на огромное удовольствие от спуска, ужасно жалко теряемой высоты. Не хочу уходить!

*

Цирк Селлы - на спуске
Цирк Селлы - на спуске
*

*

Кирилл
Кирилл
Ксения
Ксения

Ребята фотографируют. У меня фотоаппарат хороший, но большой. Чтобы его достать, надо остановиться и снять рюкзак. Пока я ковыряюсь, все уже спустились, приходится фотографировать пустой склон, расписанный нашими следами. Снег с утра был белый, а теперь стал в пятнах цвета крем-брюле. Как по мороженому едешь. Макс снимает на камеру, поэтому временами едем по очереди, чтобы он успел снять каждого. Михалыч ждет нас в хижине с горячим компотом. Здорово! Последний спуск к хижине - просто супер катуха. Сашке с Максом так понравилось, что они решают повторить. Тем более, что снизу подъемчик смотрится вобще пустяковым. Сашка ленится одевать камуса и идет пешком, лыжи на плече. Макс не спеша одевает камуса и в два счета обгоняет Сашку. Вот он уже спустился, а бедный Саня все идет. Тяжело ему. А мы сидим на солнышке, наблюдаем. И балдеем... Наконец Саня начал спускаться. Разогнался со страшной силой и летит прямо в хижину! У Михалыча глаза на лоб полезли. В последний момент затормозил и рухнул в яму. (Там образовалась такая яма - с одной стороны наддув, с другой - стена хижины).

На обед Михалыч достает из каких-то местных запасов экзотические пакетики с супчиками. Нам с Игорем удается отхватить томатный, а остальным достается что-то менее вразумительное. Оно потом оказалось очень перченым и соленым. А томатный - вполне даже ничего.

Как ни печально, но надо идти вниз. С рюкзаком спускаться менее приятно, но все таки он уже легче - все несъеденные продукты оставили в хижине. Да и горнолыжные ботинки - основная тяжесть - на ногах. Хорошо, на спуске лыжи снимать не надо. Круто вниз - это не вверх. Участок рядом с ледопадом всем очень понравился. Дальше ледник становится совсем пологим, почти ровным, но в небольших плотных застругах, как рябь на воде. Это я вам скажу, посложнее, чем с крутых гор спускаться! Зато быстро. Через несколько минут уже у большого камня. Все. Лыжи надо снимать, дальше пешком. В лагерь приходим уставшие и довольные. Приказ Пана Директора (Комаров) - через 20 минут все к Михалычу пить чай. Ну уж нет! Только через душ. Бегом в душ, бегом к Михалычу. Ура, еще не начали. (Или меня ждут?). Тосты по кругу. Приходит Адельби. Пьем чай. Я не хочу отсюда уезжать! Ну его, этот Эльбрус, может остаться? Михалыч моих намеков не принимает, значит правда, надо уезжать...

Ребята готовятся к Москве, а мне пора думать о следующем этапе. Завтра перебираюсь в Азау.

Из Безенги до Нальчика добрались без приключений, довольно быстро. По дороге делаем последние снимки стены, погода - как на заказ, ярко светит солнце. На трассе некоторое время видно Коштан-Тау, но мы уже далеко...

В Нальчик приехали очень вовремя, как раз уходил автобус в Терскол. Игорь заметил его издалека и успел выскочить и задержать водителя. Очень быстро перекинули рюкзак из «газели» в автобус, и все, я уже еду. Даже не успели толком попрощаться. За это короткое время успела так ко всем привыкнуть, что теперь страшно грустно и одиноко. И что-то меня ждет впереди?

В Терсколе сильный ветер, погода, видимо, портится. Сразу пересаживаюсь в машину до Азау. Ночевать буду в «Логове». Там совсем пусто, постояльцев, похоже, нет вобще. Бросаю вещи и бегу на поляну у подъемника - очень хочется есть. Народу мало, но все открыто - сегодня воскресенье и туристы только что схлынули. Отправляю sms-ку Сашке: - «Ем в Азау шашлыки», получаю в ответ : «Пьем вино и кушаем в кафе». И ску и гру...

Звоню Ицхаку (мне Игорь дал его номер телефона, чтобы я могла договориться о ночевке на бочках). Пароль «Вам привет от Комарова». Оказывается, на бочках проверки, нужно обязательно оплатить ночевки в Терсколе и получить квитанцию. Я уже в Азау, воскресенье 7 вечера. Это значит, надо завтра спускаться в Терскол и заниматься всей этой бюрократией. Тоска. Ицхак понимает мое состояние и говорит, что он завтра сам возьмет квитанцию, а я смогу оплатить все на бочках.

Ночью ветер совсем обезумел, такое впечатление, что «Логово» взлетит на воздух вместе со всем его содержимым. Утром дождь, низкие тучи. Наверху, значит, снег. Собираю барахло (что-то много его) и топаю к канатке. Рюкзак, маленький рюкзак, лыжи - а вдруг кресла на Гара-Баши не работают?

На «Мире» мрачно, но кресла работают. На бочках полно снегу, как зимой. Жора селит меня в пустую 5-ую бочку, оттуда только что кто-то съехал. Сразу замечаю, что поменяли рамы на окнах - теперь стоят стеклопакеты! Народу мало, в основном иностранцы с гидами. Спрашиваю про Захарова. Ура, он здесь! Иду к ним в 1-ую бочку. Радостная встреча. Сашка травмировал колено во время соревнований, поэтому на Эльбрус не ходил, да и погода не особо позволяла. За предыдущую неделю было полтора хороших дня. Вот так так! Что-то Эльбрус меня опять не пускает... Ваня Мошников с испанцами (басками) пытался сегодня выйти, они доехали на ратраке до Пастухова и вернулись обратно. Дует страшно, да и видимость очень относительная. Н-да, теперь вот так, оказывается, с бочек «ходят» - на ратраке до Пастухова.

*

*
Саша Захаров

Пьем чай, Галя уезжает вниз - они живут в Чегете, на бочках только Сашка с Володей. Захаров решает прогуляться до приюта, я навязываюсь ему в компанию. Наступило время походить на своих Xscream-aх с адаптерами. Саша ждет, пока я одену камуса, и выходим. Погода очень напоминает прошлогодний май, когда я заблудилась. Так же метет и ничего не видно. Но под ногами хорошо укатанная ратрачная дорога и нас двое. Навстречу из мглы выплывают какие-то люди, здороваемся, снова уходим в туман. Примерно за час поднимаемся на приют. Там холодно, народу почти нет. Обнимаемся с Сашей (сплошные Саши - речь о Саше, который работает на приюте), мы не виделись с мая прошлого года, я стаскиваю камуса и спускаемся вниз. Снег отличный, целина, только видимость ужасная. Под конец немного развиднелось и можно было оторваться на поле перед бочками. Захаров завелся, говорит, надо попробовать, вдруг завтра погода будет. Ну, если будет, то я тоже пойду.

Вечером захожу к ним в бочку - чудеса. Илья, руководитель той самой йоговской группы в Безенги. Вот тоже поднялся на бочки, хочет сходить на Эльбрус. Правда, он с гидом - Сергеем Георгиевичем Калмыковым, из Питера. Завтра не пойдут при любых погодах - хотят сначала подняться на Пастухова. Правильно, конечно, но у меня акклиматизация есть, поэтому я пойду.

Ночью, конечно, метет и мы никуда не идем. Ненадолго пускают кресла - надо провести оставшиеся этапы «Летних Снегов», успеваем разок скатиться. Потом все выключают - ветер, и мы поднимаемся на приют на ратраке. В это время видимость окончательно сходит на нет, так что приходится почти до конца спускаться по ратрачному следу. Захаров с Володей сегодня спускаются вниз в Чегет. У них осталось два дня до отъезда, хотят немного пожить в долине. Я их провожаю, времени еще навалом, середина дня, поэтому поднимаюсь снова на приют пешком. Хоть покататься.

Пока я ходила, ко мне поселили группу рижан. Они оставили вещи и ушли гулять вверх, до приюта. Пришли поздно, усталые. Зашли в бочку прямо в кошках. Как-то неудобно было делать им замечание, взрослые люди, однако меня это удивило. Удивило еще и то, что снаряжение у них из какого-то десятилетнего прошлого. Тонкие ватные спальнички - как они собираются на приюте жить в такую холодину? Увидели мои электрические сушилки для ботинок - ой, а что это такое? И что, так можно обувь сушить? На полном серьезе. А мне казалось, Рига - цивилизация...

Душа хочет общения, иду в первую бочку к Илье и Георгичу. Если ночью будет погода, они пойдут наверх. Я тоже. Хочу с ними за компанию. Георгич насторожен, оно понятно - он с клиентом. Но за разговорами быстро находим общий язык и точки соприкосновения, лед растаял, Илья (клиент) не против, Георгич (гид) - если клиент не против, то я тоже. Договорились встать в пол-второго и сориентироваться по погоде. Ставлю будильник. Рижане долго не могут угомониться, приходится делать беруши из каких-то подручных материалов. Ночью - тишина. Выхожу на улицу, тихо падает снег, но сплошной пеленой. Замело все, я с трудом открываю дверь бочки. Все понятно. Можно ложиться снова спать. Обмениваемся с Георгичем парой фраз и расходимся по бочкам.

*

Утро встречает все тем же непрекращающимся снегом. Георгич расчищает лопатой дорожку к туалету. Это бесполезно, потому что ее мгновенно снова заметает. Тем не менее, я тоже беру лопату и начинаю чистить дорожки от бочек к кухне. Хоть что-нибудь надо делать, не лежать же все время на кровати, уже бока болят.

Илья загрустил, у него послезавтра поезд. Даже если сегодня в ночь кончится эта бесконечная непогода, то идти опасно, надо успеть в тот же день спуститься до Терскола. Георгич настроен философски, ну так он же на работе. На меня тоже нападает страшное уныние, уже третьи сутки сидим и никакого намека на перемены. Бросить что ли все и спуститься вниз? В конце концов, я в отпуске. С такими мыслями надеваю на лыжи камуса и поднимаюсь на приют. Как на работу туда ходим! Выше идти нет никакого желания, хотя народ, в малом количестве, уходит куда-то туда, в потусторонний мир. Спустилась вниз, все та же тоска. Надо ехать вниз. Я-то, конечно, еще могу попробовать сегодня ночью, у меня самолет через 2 дня, но если Илья с Георгичем не пойдут, то надо ухитриться влезть в ратрак вместе с озверевшими иностранцами (они сидят здесь давно), иначе я от них отстану сразу же на расстояние от приюта до Пастухова, а ходить в одиночку я всё - завязала. Пока я веду сама с собой такие беседы, проносится слух, что собираются отключить нижнюю канатку, от Кругозора до Азау. А может быть, уже отключили. Точно не знает никто, ни ратратчик, поднявшийся снизу, ни канатчики, которым мы стали звонить по телефону. Максимум, что нам говорят - пока работает. Все, надоело. Спускаюсь. Георгич пытается уговорить меня остаться еще на одну ночь, но я уже решила и уговаривать бесполезно. Быстро собираю рюкзак, одеваю лыжи (кресла, конечно, не работают) и еду вниз. О, это громко сказано! Рюкзак такой тяжелый (мне удалось впихнуть в него и содержимое маленького рюкзака), что я могу ехать или траверсом, или плугом. При этом мне кажется, что еще чуть-чуть, и колено вывернется вовнутрь. Кое-как догребаю до Мира, вагон стоит, приходится еще полчаса ждать, пока соберется хоть какой-то народ. Спускается сверху ратратчик - что ж ты меня не подождала, я б тебя довез. А кто ж знал, когда ты вниз поедешь!

Нижняя очередь работает, похоже, что никто ее и не выключит, т.к. есть туристы. В Азау дождь. Приезжаю в Чегет, меня селят в одноместный номер рядом с Сашкой и Галкой. Выпиваем коньячку за встречу и мой спуск вниз.

Вечером идет снег. В Чегете! Ну и лето - вторая половина июня.

*

*

*

*

Народ с «Летних Снегов» еще не разъехался, с раннего утра у них автобус в Азау. Едем кататься. Погода лучше, по крайней мере кончился снег, но наверху все затянуто. Кресла включили, но ненадолго, снова опустилась туча, ничего не видно, ветер. А ниже Мира - отлично! Даже солнышко проглядывает. (Я даже удивилась потом - на фотографиях вобще небо голубое). Снег отличный, народу почти никого (по крайней мере там, где мы катались), так и катаемся втроем с Сашей и Вовой. Почти до самого Кругозора можно суститься на лыжах. Только в самом низу надо пройти пешком метров 50. К середине дня все подтаивает и снег в узком переходе уменьшается на глазах. Ничего, нам хватит.

*

*

*

*

*

*

Возвращаемся в Чегет, идем обедать в «кирпичи» у выката с Чегета. Работает парнокресельная дорога. Вова ни разу не был на Чегете, он хочет подняться. А я не против составить ему компанию. Канатку вот-вот выключат, я не успеваю взять фотоаппартат, а Вова - одеться потеплее. Садимся как есть. Наверху здорово, цветут рододендроны. Я нигде больше не видела рододендронов такого бледно-бледно-розового цвета. Все такое родное, аж в груди щемит. Ветер холодный, поэтому спускаемся быстро. Сначала идем хорошо по дороге, но в трубе я почему-то решаю, что надо пройти по трубе. Однако, на лыжах легче...

Вечером награждение победителей «Летних Снегов». Захаров занял второе место в личном зачете, а вобще московская команда впервые заняла первое место, обойдя Терскол. Сашке, как капитану, вручают большой красивый кубок. Жалко, переходящий.

Сверху спускаются Илья с Георгичем. Илья завтра уезжает домой, а Георгич встречает новых клиентов. Илья, конечно, расстроен, но смотрит на это дело философски.

Ребята тоже завтра уезжают. Кататься я завтра уже не пойду, пойду схожу на водопад «девичьи косы», говорят - красивый. А то я все наверх, наверх...

Утром очередные прощания, опять я в одиночестве. Пойду гулять. Погода, как назло - ни одного облачка. Успокаиваю себя тем, что все равно в крайний день не пошла бы. Но заноза все равно сидит. Дорога на пик «Терскол» некрутая, идешь себе - идешь, думу думаешь. Перед водопадами догоняю группу иностранцев, но они идут дальше, не останавливаются. Водопад и правда, очень красивый, в воде ясно видна радуга. Народу никого, можно раздеться и искупаться. Под ногами тонкий ледок. После купания чувствую прилив бодрости, времени еще совсем мало, надо сходить прогуляться повыше. Перед обсерваторией начался снег, а я в кроссовках. Пришлось лезть прямо вверх по камням, в обход снежников. Отлично просматривается Эльбрус, даже вроде видны несколько точек на косой. Или кажется? Выше обсерватории снег везде. Пора идти вниз, надо еще зайти к Кириллу, вернуть ему камуса и газовый баллон.

У Чегета встречаю Георгича. Радостная встреча! Мы успели подружиться. Он уже с новыми клиентами - мадам из Аргентины и месье с Корсики. Настоящий контрабандист! Только через глаз повязки не хватает. Вечером прихожу к ним в гостиницу поболтать. Разговор, однако, получается, интересный. Зверская смесь испанско-аргентинского, французско-корсиканского и русского.

Оказывается, наверху сегодня было не так радужно, как казалось снизу, было очень холодно и сильный ветер. Но баски сходили. С ними вниз спустился Толя Мошников, он везет их завтра в Минводы. Толя соглашается захватить и меня, что очень кстати, т.к. прямых автобусов в Минводы нет, а ехать перекладными с моим барахлом - удовольствие ниже среднего.

Ну что ж, теперь очередь других провожать меня. По дороге в Минводы долго оглядываемся на Эльбрус. Его опять затягивает облаками.

© RASC.RU - информационно-аналитический сайт о горных лыжах, 1995-2016

Вход | Регистрация