На лыжах с гор

skinet
Member of skinet topsites
На лыжах с гор... Russian Alpine Ski Club
Версия для печати

На лыжах до Карлытау (4230 м) и обратно

г.Алматы, 16 декабря 2003 года

Андрей: Раньше в этом красивом горном районе буквально кипела жизнь. За один выходной можно было встретить более десятка альпинистских групп, приезжали на зимние каникулы альпинисты-студенты из Москвы, Питера, Сибири. Прилежащие вершины манили к себе настоящих любителей гор. Сейчас здесь царит полное безмолвие. Лишь изредка пролетит над ледником стайка альпийских галок. Граница пребывания человека резко обозначилась линией Талгарского перевала, прилежащей к верхней точке канатной дороги. Дальше люди не ходят.

Выезжаем из города в семь часов утра. До рассвета еще минут сорок. Вся дорога от Медео до Чимбулака светится в ночном мраке ущелья оранжевой змейкой, залитая светом многочисленных фонарей.

На Чимбулаке похоже мы первые сегодня бодрствующие посетители. Выгружаем с Тимуром из машины лыжи с рюкзаками, и не спеша поднимаемся к укатанным, выглаженным трассам. Температура воздуха на табло у кафе – минус семь градусов. Заранее уже решили, что подъемником пользоваться не будем, пройдем весь маршрут своим ходом. Отсюда снизу правильная седловина перевала кажется совсем рядом, и только еле различимые черточки опор верней канатки указывают на настоящие масштабы пространства. Идем рядом, разговариваем.

Тимур: С Андреем мы познакомились через местную конференцию маунтинбайкеров. Оказалось, что в 80-х наши альпинистские секции располагались в рядом стоящих вагончиках на Туюксу. Я тогда был новичком, а Андрей уже ходил сложные маршруты, женился, свадьбу там же играли в горах. Он хорошо знает местные горы, много ходит сам, водит дочек с собой. В прошлом году под Новый Год прошли на лыжах маршрут через два перевала в другом ущелье – я шел тогда еще без камусов, на «мазях», вымотался сильно, на последний перевал поднялись в темноте уже. На спуске Андрей показывал тропу, ехали плугом весь участок до реки, скорость узнавали по свисту ветра в ушах. Уже перед домиками на озере я задремал и последнюю сотню метров от дамбы шел минут двадцать, плутая – так я заболел ски-туром.

Андрей: К тому времени, как мы поднялись до середины лыжной трассы, уже включили подъемники и спасатели, подъезжая к нам, с удивлением спрашивают, почему мы идем пешком. Ну разве объяснишь, что мы идем погулять, а не посидеть в кресле канатки. Лишние пройденные метры, это дополнительные «миллиграммы» в копилку выносливости, в тот золотой фонд, без которого горные походы, доставляющие настоящую радость, немыслимы. Перед перевалом заходим поздороваться к спасателям в домик – они кивают: «гуляйте».

Тимур: Спасатели на Чимбулаке первыми выходят на склон, последними покидают его. Ездят на длинных лыжах, зачастую без палок, униформа разная, но похожа манера катания – гордо носятся по любым склонам, обычно по прямой. Строгие поначалу, но узнав, кивают: «давайте, только осторожней». Накануне у них было много работы – каждый час эвакуировали пострадавших на акье со склонов до парковки - склоны с утра жесткие и ошибки стоят дорого. Я сам ушиб плечо здорово, до сих пор болит, зараза. А завтра идти вот на гору: утром смог одеть рюкзак сам - нормально. Да, этот день у нас День Независимости, выходной значит.

Андрей: На Талгарском перевале (3200 м НУМ) нас встречает обжигающий морозный ветерок. Одеваем лыжи с наклеенными еще дома камусами и вперед, на нетронутые снега ледника Богдановича. Пытаюсь снимать на камеру, но после нескольких секунд съемки пальцы в шерстяных перчатках сжимает холодом.

От перевала в сторону ледника ведет крутой лавиноопасный склон. Просто физически ощущается, как он перегружен снегом, огромные массы излучают тяжесть. Когда-то несколько человек поплатились здесь жизнями за свою беспечность. Проходить такой склон по «оптимальной» траектории, без набора и последующего сброса высоты, недопустимо. Поднимаемся выше. Здесь вдоль склона идет широкая почти горизонтальная полка. Она дает хорошую гарантию, что лавину мы не подрежем. Слева от нас тянется глубокий овраг. Он заканчивается перед скальным останцем, возвышающимся впереди среди ледниковых морен.

Тимур: На дне ущелья еще предрассветные синие сумерки, рельефа толком не видно. Я ушел чуть вперед с перевала, пока Андрей пытался снимать на видеокамеру и никак не мог найти тропу – то иду ниже, то лезу вверх. Хорошо Андрей догнал и стал тропить впереди – сбоку начали нависать неприятные склоны. Жидкость в шланге кэмелбека замерзла, может на солнышке отогрею.

Андрей: Немного не доходя до останца, спускаемся на дно оврага и по глубокому рыхлому снегу наискосок выкарабкиваемся на его противоположную сторону. Камуса на лыжах работают превосходно, не давая соскальзывать назад. Без них такое движение было бы просто невозможно. С этого места лавины нам не грозят, можно перевести дух и наслаждаться прогулкой.

Легко находим хороший путь по снежным полям среди морен. Радует, что практически все время удается идти с набором высоты. Значит, на обратном пути лыжи будут сами скользить вниз и не потребуется тратить силы на подъемы. При возвращении это актуально, так как камуса будут уже убраны в рюкзаки, и любой небольшой подъем для скользких пластиковых лыж может оказаться довольно трудоемким.

Переходим на левый по ходу борт долины, под вылизанные висячим ледником скальные сбросы пика Физкультурник (около 4100 м). Справа от нас остаются моренные гряды, перемежающиеся глубокими провалами. Под ними погребенный ледник, который постепенно вытаивая, образует хаотическое чередование взлетов и провалов. Солнце уже осветило зазубренный скальный гребень между пиками Абая и Школьник. Как бойница средневекового замка смотрится Абайский перевал.

Выходим на ледник. Он покрыт таким гладким и прочным отшлифованным ветрами настом, что невольно напрашивается сравнение с «культурными» склонами Чимбулака. Катание на обратном пути обещает быть интересным. Наконец впереди на поверхности ледника показалась солнечная полоска. Можно будет немножко погреться. Долина ледника Богдановича здесь поворачивает налево к пику Комсомола (4376 м), открывая путь косым солнечным лучам. Зимнее солнце низко висит над горизонтом, касаясь нижним краем окружающих хребтов, скупо делясь своим теплом с царством льда и скал. По леднику метет легкая поземка.

Останавливаемся ненадолго. Время уже подходит к обеду, можно и немного подкрепиться. Достаю пару батончиков «Марс». Один отдаю Тимуру, другой пытаюсь съесть сам. Но он настолько промерз, что по твердости напоминает кусок пластика, об который запросто можно сломать зубы.

Уходим на средний взлет ледника. Слева открывается величественный вид на северную ледовую стену пика Комсомола, перечеркнутую в верхней части скальным поясом. Вот откуда бы прокатиться на лыжах. Надо будет обдумать эту идею ближе к лету. А сейчас наша цель – Карлытау.

Тимур: Этот склон пика Комсомол хорошо виден из города, альпинисты называют его «лопатой» (3Б). Крутизна склона от 30 до 50 градусов, там летом бывает хороший «зимний» снег, а зимой обычно лед. Смотрю в другую сторону – на перевале Пионер торчит знакомый жандарм «Феликс Эдмундович». Радуемся, что идется хорошо как – по молодости топтали тут тропы в снегу в ВЦСПС-овском брезенте, а сейчас Горетекс, пластик, карбон, снаряга нормальная – прогресс, панимашь.

Андрей: Опять уходим в тень. Теперь мы уже находимся в верхней части ледника Богдановича. Солнце спряталось за боковой гребень. Весь снег вокруг покрыт хаотическими надувами причудливой формы, напоминающими торосы. Некоторые попадаются до метра высотой. Как бы на спуске не сломать об них лыжи. Постепенно торосы кончаются, уступая место участкам чистого льда. По ощущению мороз далеко за двадцать градусов. Промороженный лед под ногами гулко звенит, хрустит и стонет от каждого шага. Вокруг нас ровная, почти горизонтальная, поверхность. Справа полукольцом подступает крутой ледовый склон пиков Карлытау и Героев Панфиловцев. Впереди ободранный ветром ледовый взлет Комсомольского перевала. Мороз начинает ощущаться даже сквозь пластиковые ботинки. Возникает чувство, что мы забрались в морозильную камеру. Движение дает достаточно тепла, чтобы чувствовать себя комфортно. Но если остановиться ненадолго на отдых, это тепловое равновесие нарушится в пользу холода. Поэтому тут лучше не задерживаться.

Тимур: морозно, ветрено, таки мерзнут пальцы рук-ног, торопимся выйти на солнышко. Идется нормально, голова не болит – акклиматизировались в прошлые выходы, хотя не хватает воздуха – порой приходится останавливаться и ловить ртом воздух. На крутом склоне лыжи проскальзывают на неровном насте – надо бы прикупить кошки еще. Иду, в голове вертится рассказанная Андреем история о том, как он сорвался на маршруте через Верблюд на Комсомоле – на веревку вылетел, каска спасла.

Андрей: Слева от нас освещенные солнцем скальные стены пика Комсомола, по которым проходит популярный маршрут 4А. Надо скорее вылезать под эти стены, чтобы погреться на солнышке, поесть и немного отдохнуть. Поднимаюсь первым. Жесткий звенящий наст резко сменяется глубоким рыхлым снегом. Приходится снимать лыжи и пробиваться пешком. Камус на такой крутизне уже не держит. Выбираюсь на хорошую ровную площадку чуть ниже перевала. Тимур подходит следом за мной. На солнце одежда быстро прогревается и о морозе тут же забываем.

Небольшой перекус хорошо восстанавливает потраченные за день силы. Переобуваюсь в нормальные горнолыжные ботинки, которые специально тащил всю дорогу в рюкзаке. Ради хорошего спуска отсюда стоило тащить лишние пять килограммов. Все таки альпинистские пластиковые ботинки не дают такого точного и надежного ведения лыж на сложных спусках, как хорошие горнолыжные ботинки, не позволяют выжать из лыж весь их потенциал.

Тимур: Я в спешке забыл перекус дома и Андрей щедро делится со мной замершей колбасой-сыром. Сало не замерзло еще и идет на ура. Смотрю на юг, на склон Карлытау – не так круто, градусов 30 вроде, но если упадешь, то вынесет много ниже рюкзаков по льду.

Андрей: Оставляем рюкзаки на площадке и поднимаемся на Карлытау налегке. Ее поверхность покрыта тонким жестким фирном. Тут бы не помешало одеть кошки. Удар твердым носком пластиковых ботинок, сопровождаемый гулким эхом, оставляет лишь небольшую зазубрину на гладкой как фарфор поверхности. Начинают одолевать сомнения, как будут держать давно не точеные канты лыж на таком склоне. Время приближается к 15:00. До вершины остается совсем немного. Решаем, что пора начинать спуск. Одеваем лыжи. Отсюда открывается вид на далекие горы на горизонте. Воздух удивляет кристальной прозрачностью.

Тимур: в такую погоду видимость бывает за сотню километров вокруг: на востоке видны снежные горы Алтын-Емель за рекой Или, на западе – горы около Курдайского перевала по дороге в Бишкек. На юге сразу напротив возвышается пик Комсомол – рыжие скалы, кажутся теплыми отсюда. А на город под собой смотреть грустно – затянут темным смогом.

Андрей: Стартую. Первый поворот показывает, что лыжи слушаются отлично и опасения были напрасными. Останавливаюсь чуть ниже. Снимаю Тимура на камеру. Но пальцы в толстых горнолыжных перчатках с трудом справляются с мелкими кнопками управления, и вместо задуманных кадров получается что-то совсем не то. Спускаемся на перевал, подбираем рюкзаки и отправляемся вниз. Крутой участок спуска с перевала оказывается наиболее сложным. Приходится спускаться по узкому снежнику между камней по чередующимся ветровым коркам наста и пухляка.

Тимур: Ну наконец-то мы едем! После первого же поворота забыты волнения, слух радует скрежет наста, лыжи держат отлично. Андрей первым проходит лабиринт между камней, уходит в тень на торосы и падает, но чуть погодя встает – все нормально. Дальше за торосами гладкие поля – идем широкими дугами, оглядываясь по сторонам на проплывающие мимо склоны.

Андрей: В нижней части перевала снежник расширяется и выходит на хороший гладкий склон. Обрадованный, теряю осторожность, делаю пару дуг на скорости и втыкаюсь одной лыжей в ветровую корку. В мгновение ока грохаюсь на снег. Хорошо, что снега там оказался достаточно толстый слой. А то было бы больнее. После этого стараюсь ехать осторожнее, но склоны позволяют расслабиться и насладиться великолепным спуском. Как в полете скользим по волнистому, завораживающему рельефу ледника. Только мы и горы вокруг.

Буквально долетаем до Талгарского перевала, машем спасателю «все нормально». Остаток маршрута до автостоянки по «культурным» укатанным трассам уже не представляет того интереса. Спускаемся просто отдыхая. Весь спуск от Карлытау до машины занял один час двадцать минут.

Тимур: Увы, спуск закончился быстро – вот такой он ски-тур: лезешь семь часов наверх, чтоб за час с небольшим съехать вниз. На перевале застаем солнышко снова, успеем засветло спуститься в город даже. Пик Комсомол позади еще освещен – делаем пару снимков на его фоне. Вернемся как-нибудь летом, вон по «лопате» спустимся, а?

Тимур (timur_k2@yahoo.com)


Фото 1
На Талгарском перевале (3200 м НУМ) нас встречает обжигающий морозный ветерок
Фото 1
Выходим на ледник
Фото 1
Ледовый склон пиков Карлытау и Героев Панфиловцев
Фото 1
Уходим на средний взлет ледника
Фото 1
Уходим на средний взлет ледника
Фото 1
Ледовый взлет Комсомольского перевала
Фото 1
Под ногами тонкий жесткий фирн
Фото 1
Горы около Курдайского перевала по дороге в Бишкек
Фото 1
Одеваем лыжи
Фото 1
Первый поворот
Фото 1
Cклоны позволяют расслабиться
Фото 1
Долетаем до Талгарского перевала
Фото 1
Пик Комсомол позади еще освещен...

© RASC.RU - информационно-аналитический сайт о горных лыжах, 1995-2016

Вход | Регистрация